На первую страницу   


    Рождение ТПХВ
Первая выставка
Развитие ТПХВ
Идейный облик
Творчество
ТПХВ и общество



Устав ТПХВ
Вступить в ТПХВ
Выставки ТПХВ
Бытовая живопись
Украинское ТПХВ
Бытописатели
Пейзаж в ТПХВ
ТПХВ в 1900-е
Статьи о ТПХВ



Члены ТПХВ:

Архипов А.Е.
Бялыницкий В.
Васильев Ф.А.
Васнецов В.М.
Васнецов А.М.
Ге Николай Н.
Дубовской Н.
Иванов С.В.
Жуковский С.
Каменев Л.Л.
Касаткин Н.А.
Киселев А.А.
Корзухин А.И.
Крамской И.Н.
Куинджи А.И.
Левитан И.И.
Маковский В.Е.
Маковский К.Е.
Максимов В.М.
Малютин С.В.
Мясоедов Г.Г.
Неврев Н.В.
Нестеров М.В.
Остроухов И.
Перов В.Г.
Петровичев П.
Поленов В.Д.
Похитонов И.П.
Прянишников И.
Репин И.Е.
Рябушкин А.
Савицкий К.А.
Саврасов А.К.
Серов В.А.
Степанов А.С.
Суриков В.И.
Туржанский Л.
Шишкин И.И.
Якоби В.И.
Ярошенко Н.

Хочешь увидеть свое имя в этом списке? Легко!


       
  
   

Страница 1
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20

   
 
  
   

Картины Федора
Васильева



После дождя.
Проселок,
1867-1869


Волжские лагуны,
1870


Деревня,
1869

   
Фаина Мальцева. Федор Александрович Васильев

Более смелым для начинающего художника оказывается замысел картины «После грозы». В ее расширенной по горизонтали композиции с виднеющейся вдалеке деревушкой большую часть полотна занимает огромное послегрозовое небо с яркой синевой и клубящимися в вышине облаками. Поднимаясь над темной полосой леса, оно господствует над всем земным пространством. В полном созвучии с ним воспринимается и любовно написанная фигура идущей по дороге крестьянки с бегущим подле ребенком - далекой «родственницы» венециановских героинь. Изобразив ее в отдалении от жанровой группы, Васильев попытался придать идейную нагрузку именно женскому образу. Он ввел его в композицию картины вместо сделанной предварительно натурной зарисовки того же мотива дороги с подводой, везущей из леса хворост. Характерно, что поиски выражения душевного контакта человека с миром природы и в дальнейшем будут раскрываться через женские и детские крестьянские образы. И так же, при их внешней сдержанности и бездейственности, они будут вносить в содержание волнующую душевную интонацию. Хотя в живописи обеих картин еще не преодолены некоторая графичность и сухость приемов, еще нет тонкости световых переходов и скупа палитра красок, обе они подкупают поэтичностью чувства, уже таящей в себе приметы будущего художественного метода Васильева.
Другие включенные в настоящий альбом картины того же 1868 года в большей мере связаны уже с чисто пейзажными задачами, что естественно отвечало прямой направленности интересов художника. Вместе с тем при первом же знакомстве с пейзажами этого времени в них нетрудно обнаружить присутствие несколько нарочитой построенности и заметные элементы сочиненности, отлившиеся в определенную пейзажную концепцию, напоминающую собой о влиянии, идущем извне. Но в той настойчивости, с какой он будет переходить от одного решения к другому даже в пределах этой концепции, уже проявят себя характерные для натуры Васильева черты, заставлявшие его жить в непрестанных творческих поисках и быть всегда неудовлетворенным достигнутым.
Конкретными примерами этих поисков и окажутся в первую очередь пейзажи, исполненные в 1868 году. В них вскроется и прямое следование принятой Васильевым концепции, и ее модификации, и явное стремление найти путь к ее преодолению. Характерная для этой концепции композиционная схема и заданная построенность, быть может, навеянные знакомством с конструкцией картины Шишкина «Вид в окрестностях Дюссельдорфа», наиболее очевидны в небольшой картине «Перед грозой» (1868) с четко обозначенным трехплановым пространственным решением и образно приподнятой, господствующей в центре купой деревьев, вторящих наклоном ветвей движению громоздящихся в небе слоистых предгрозовых туч. Оттененный цветом и приемами живописи центральный мотив увязывается в картине с детально разработанным передним планом, со светлой полосой дороги, как бы вовлекающей зрителя в этот открывшийся ландшафт с одинокой фигурой идущей женщины и тревожно летающими птицами. Следует отметить, что не только в этом пейзаже, но и в других картинах этого года различное по состоянию небо не кажется условно и равнодушно написанным. Исполненное движения и торжественности, оно дополняет идейный смысл создаваемого образа. По воспоминаниям родственницы Шишкина А.П.Комаровой известно, что в то лето оба художника настойчиво пытались освоить в натурных этюдах эту самую трудную и ответственную часть пейзажа.
Та же схема, лишь несколько видоизмененная, применена и в нарядной по краскам, но мало трогающей душу картине «Вид в Парголово» (1868) с изображенной в глубине группой деревьев, рисующихся на фоне далей с золотистыми облаками, и ведущей вглубь дорогой. Несмотря на отдельные удивляющие мастерством живописи детали и удачно увязанный с солнечным светом цвет, в образном строе картины со множеством введенных жанровых сценок видны только подступы к поискам естественности, позволяющие более наглядно представить готовность Васильева расширить художественную задачу и по возможности отойти от усвоенной композиционной построенности, стеснявшей свободу изображения различного рода натурных мотивов во всем многообразии их естественных сочетаний. Это, видимо, и привлекло внимание начинающего пейзажиста к произведениям художников барбизонской школы, заинтересовавших его живым и одухотворенным восприятием природы, как будто свободно воссоздаваемой ими в простых сюжетах. Близким могло быть тогда Васильеву и их понимание композиции, сформулированное однажды виднейшим представителем этой школы Т.Руссо: «Композиция существует с момента, когда предметы начинают изображаться не только ради них самих, но и для того, чтобы их внешний вид передал отзвуки, которые они вызвали в нашей душе».
Не скрывая своей преданности Кушелевской галерее, где были довольно хорошо представлены работы почти всех мастеров этой школы, Васильев, однако, не стал их подражателем, а сумел по-своему претворить то новое, что внесли они в искусство пейзажа. Иногда, правда, мы встречаем среди его картин и рисунков сюжеты, как будто заимствованные или навеянные ими, но и в таком случае Васильевская трактовка оказывается иной. Самым ранним примером является исполненная им в том же 1868 году небольшая картина «У водопоя». Правда, в Кушелевской галерее он и не мог видеть барбизонских пейзажей с точно совпадающим мотивом, но в памяти его, конечно, продолжали жить впечатления от других работ этих живописцев и даже от самой по-разному разработанной и любимой ими темы пасущегося и отдыхающего стада, раскрытой в произведениях Ш.-Э.Жака и Р.Бонер, наполненных чувством поэзии и естественной простоты.

продолжение...



www.tphv.ru, 1869-2016. Товарищество художников - передвижников. Для контактов - info (a) tphv(dot)ru