На первую страницу   


    Рождение ТПХВ
Первая выставка
Развитие ТПХВ
Идейный облик
Творчество
ТПХВ и общество



Устав ТПХВ
Вступить в ТПХВ
Выставки ТПХВ
Бытовая живопись
Украинское ТПХВ
Бытописатели
Пейзаж в ТПХВ
ТПХВ в 1900-е
Статьи о ТПХВ



Члены ТПХВ:

Архипов А.Е.
Бялыницкий В.
Васильев Ф.А.
Васнецов В.М.
Васнецов А.М.
Ге Николай Н.
Дубовской Н.
Иванов С.В.
Жуковский С.
Каменев Л.Л.
Касаткин Н.А.
Киселев А.А.
Корзухин А.И.
Крамской И.Н.
Куинджи А.И.
Левитан И.И.
Маковский В.Е.
Маковский К.Е.
Максимов В.М.
Малютин С.В.
Мясоедов Г.Г.
Неврев Н.В.
Нестеров М.В.
Остроухов И.
Перов В.Г.
Петровичев П.
Поленов В.Д.
Похитонов И.П.
Прянишников И.
Репин И.Е.
Рябушкин А.
Савицкий К.А.
Саврасов А.К.
Серов В.А.
Степанов А.С.
Суриков В.И.
Туржанский Л.
Шишкин И.И.
Якоби В.И.
Ярошенко Н.

Хочешь увидеть свое имя в этом списке? Легко!


       
  
   

Страница 1
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20

   
 
  
   

Картины Федора
Васильева



После дождя.
Проселок,
1867-1869


Волжские лагуны,
1870


Деревня,
1869

   
Фаина Мальцева. Федор Александрович Васильев

Ее романтический образ сразу же перестраивает внимание зрителя и захватывает напряженностью переданного в картине предгрозового состояния природы. Грандиозным и устрашающим кажется поднявшееся над равниной небо с громоздящимися тучами, нависшими над низким берегом Волги с затерявшейся среди жесткой травы лагуной, за которой в глубине возвышается массив поросшего лесом холма. Виднеющиеся за гребнем холма крылья ветряной мельницы и протоптанные по склону тропинки кажутся мало приметными деталями в сравнении с масштабностью открывшегося пространства равнины и неба. Думается все же, что Васильевым они не мыслились только случайными деталями, ставшими всего лишь точками отсчета для включенных в композицию далей. Отождествившись в сознании художника с его привычным «одушевлением» пейзажа жанровым сюжетом, они оказались здесь его как бы метафорическим выражением, усиливающим собой звучащую в картине трагическую ноту.
Ощущение мгновенности запечатленного художником момента усиливается широкой и динамичной манерой живописи с обобщающей форму кладкой мазка. Намытые половодьем пласты песка, глины и извести образуют пестрый по цвету рельеф берега вокруг русла лагуны, затененной отражением в воде иссиня-фиолетовой тучи.
В эту как бы симфонически сложившуюся концепцию пейзажа с характерной напряженностью его цветового строя включается Васильевым появившийся на небе след радуги за холмом. Была ли она увидена Васильевым в натуре, в момент исполнения им рабочего композиционного рисунка, или в процессе вынашивания замысла намеренно введена в образный строй произведения, само присутствие в картине такого предвестника грядущего просветления расширяло и усложняло содержание чисто пейзажной темы и становилось ключом к истолкованию замысла этого пейзажа с включенными в него приметами народной жизни и своеобразно выраженным дыханием времени.
Обращение Васильева к такому типу пейзажа было в его творчестве не случайным. Его романтическую натуру с самых первых опытов работы над пейзажем, видимо, манило к себе напряженное предгрозовое состояние природы, в чем немалая роль принадлежит, вероятно, и совпавшему по времени увлечению Васильева собранием картин в Кушелевской галерее. Там он мог познакомиться и с характерными для искусства барбизонцев различными мотивами предгрозового пейзажа, привлекавшего своей романтичностью почти всех виднейших художников этого круга. Ярко проявлявшееся в их произведениях индивидуальное своеобразие самой трактовки этого мотива и свобода его живописного выражения, различная у Ж.Дюпре, Ш.-Э.Жака, К.Тройона или Н. Диаза, неминуемо должны были пробудить у юного русского пейзажиста повышенное стремление к поискам своего выражения этой открытой ими пейзажной темы, в которой небо становится главным «действующим лицом», неизменно окрашивавшим по-новому взятый сюжет. Предгрозовые пейзажи Васильева, созданные им в докрымский период жизни, могут даже уступать в мастерстве живописи произведениям барбизонских художников, написанных ими в лучшую пору их творчества. Но достаточно поставить рядом такие наиболее характерные картины Васильева, как «Перед грозой», «Перед дождем» (1870), «После дождя. Проселок» и «Волжские лагуны» с работами Тройона «Приближение грозы» (1851), Диаза «Приближение грозы» (1871) и Тройона «На берегу реки. Перед грозой», которые Васильев мог видеть в Кушелевской галерее, очевидным станет различие их концепций и связи искусства Васильева с иной национальной школой и идейными традициями, сказавшимися на самой типологии созданных художником образов и поисках более сложного выражения взаимосозвучности состояния природы и человека.
Поездка Васильева на Волгу и вызванная ею новизна впечатлений и творческих задач должны были неминуемо отразиться на последующем периоде его формирования, завершившемся созданием весной 1871 года картины «Оттепель». На Волге оказались накопленными, очевидно, и профессиональное мастерство, и духовный творческий потенциал, проявившийся уже там в такой многозначности написанных им произведений с явной ориентированностью на какие-то новые художественные задачи. «Успехи его в это время были громадны, - вспоминал впоследствии Крамской. - Он привез много рисунков, этюдов, начатых картин, и еще больше планов. Хотя ни о чем нельзя было сказать, что вот то-то, например, вполне оригинально, но сама манера работы была уже оригинальна». Это свидетельство Крамского косвенно проливает свет на некоторые недатированные работы Васильева, внешне уже не связанные с волжскими сюжетами, но и не похожие по живописи на все предыдущее.
Стремление к усложнению живописного метода и обогащению его возможно большей эмоциональной выразительностью давало себя чувствовать еще в пейзажах, связанных с поездкой Васильева в Знаменское, что не могло пройти бесследно и для дальнейших его работ. Не канули в прошлое и впечатления от всего увиденного, отложившегося в памяти. Приметы наступавшей ранней зрелости с характерными для нее более сложным восприятием жизни и стремлением к самостоятельной ее интерпретации с полной силой проявились и в волжских пейзажах Васильева, уже ничем как будто не напоминающих своим строем и живописью о прошлом.
Но помимо существующих волжских пейзажей, замыслы и исполнение которых относится в основном к 1870 году, то есть ко времени поездки по Волге, этим же годом датируется и ряд других произведений Васильева, сюжеты которых кажутся одновременно и новыми, и вместе с тем навеянными впечатлениями от прошлых встреч с деревенской жизнью. Жанровость в привычном понимании слова не участвует в их содержании. Тем не менее в них входит что-то удивительно верно схваченное и эмоционально емкое, переданное единственной введенной в картину фигурой, раскрытое теперь при участии пейзажа, но уже не ласкового, сулящего душевный покой, а скорее хмурого и тревожного.
1870 годом датируется первый вариант «Оттепели» и, вероятно, связанная с ней сюжетом смелая по приемам сепия «Деревня. Распутица» с выстроившимися в ряд крестьянскими избами и пустынной улицей с виднеющимся вдали колодцем-журавлем.

продолжение...



   Извините художников за рекламу:
  »  Уникальный сервис www.antiplagius.ru. Тест на антиплагиат.


www.tphv.ru, 1869-2016. Товарищество художников - передвижников. Для контактов - info (a) tphv(dot)ru