На первую страницу   


    Рождение ТПХВ
Первая выставка
Развитие ТПХВ
Идейный облик
Творчество
ТПХВ и общество



Устав ТПХВ
Вступить в ТПХВ
Выставки ТПХВ
Бытовая живопись
Украинское ТПХВ
Бытописатели
Пейзаж в ТПХВ
ТПХВ в 1900-е
Статьи о ТПХВ



Члены ТПХВ:

Архипов А.Е.
Бялыницкий В.
Васильев Ф.А.
Васнецов В.М.
Васнецов А.М.
Ге Николай Н.
Дубовской Н.
Иванов С.В.
Жуковский С.
Каменев Л.Л.
Касаткин Н.А.
Киселев А.А.
Корзухин А.И.
Крамской И.Н.
Куинджи А.И.
Левитан И.И.
Маковский В.Е.
Маковский К.Е.
Максимов В.М.
Малютин С.В.
Мясоедов Г.Г.
Неврев Н.В.
Нестеров М.В.
Остроухов И.
Перов В.Г.
Петровичев П.
Поленов В.Д.
Похитонов И.П.
Прянишников И.
Репин И.Е.
Рябушкин А.
Савицкий К.А.
Саврасов А.К.
Серов В.А.
Степанов А.С.
Суриков В.И.
Туржанский Л.
Шишкин И.И.
Якоби В.И.
Ярошенко Н.

Хочешь увидеть свое имя в этом списке? Легко!


       
  
   

Страница 1
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20

   
 
  
   

Картины Федора
Васильева



После дождя.
Проселок,
1867-1869


Волжские лагуны,
1870


Деревня,
1869

   
Фаина Мальцева. Федор Александрович Васильев

В 1865 году в Обществе поощрения художников был объявлен первый конкурс на лучшую картину жанровой живописи на русскую тему и пейзажной - на мотивы русской природы. В тот же год в вечернюю рисовальную школу ввели двух преподавателей пейзажной живописи - молодого, окончившего Академию А.А.Киселева и уже завоевавшего признание А.Г.Горавского. Все это вместе взятое могло оставить некий след и в душе Васильева, в его еще, может быть, не вполне осознанном влечении именно к пейзажу. Конечно, занятия в рисовальной школе лишь косвенно подготовляли его к самостоятельной работе над пейзажем, поскольку в учебную программу входила главным образом работа над рисунком по оригиналам, иногда только сюжетно связанным с пейзажем. Таков, например, еще очень ранний учебный рисунок Васильева «Девушка-украинка на старом кладбище» (1863).
За годы пребывания в школе он смог освоить различные приемы рисунка и познакомиться с произведениями многих русских и иностранных художников, значительно расширившими его кругозор. Сколь разнообразны были сюжеты оригиналов, которые осваивались Васильевым в часы классных занятий, можно судить главным образом по его ученическим рисункам последних двух лет пребывания в школе, то есть датированных 1866 и началом 1867 года. Среди многих дошедших до нас пейзажных рисунков встречается, например, жанровая композиция «Дети-сироты», исполненная в 1867 году, а в мае того же года ему как оканчивавшему ученику было, вероятно, предложено выполнить несколько известных теперь анатомических рисунков. Различны были по мотивам и собственно пейзажные композиции, развивавшие в будущем художнике внимание к деталям и умение улавливать и передавать сложно освещенное затянутое облаками небо.
Вместе с окончанием рисовальной школы завершалось формально и полученное Васильевым систематическое художественное образование. Но по существу все, что дала ему школа, еще не вооружило его методом непосредственной работы на натуре и не раскрыло перед ним тайн живописного мастерства. Это, очевидно, и вызвало насущную необходимость идти вперед путем собственных открытий или искать опоры в произведениях близких ему по духу живописцев. Насколько сильно выступало в его таланте стремление к самовыражению, можно судить по ранней дошедшей до нас работе, исполненной, вероятно, вскоре после окончания школы и бытующей теперь под названием «После дождя» (1867). Она представляет собой небольшой этюд петербургского городского пейзажа с выступающими в глубине улицы углами домов, с темными проемами окон и залитую дождем мостовую с вписанным крупным планом силуэтом прохожего. Образуя своим положением смысловой и композиционный центр, соответствующий угловатой конфигурации безликих домов, эта выделенная цветом фигура удивляет смелостью схваченного движения, как будто случайно попавшего в поле зрения художника. Вместе с другими виднеющимися вдали фигурами идущих людей и деликатно вписанными деталями быта она привносит в этюд неприкрашенно показанную картину будничной городской жизни, скупо оживленную лишь дальней зеленью деревьев и поднявшейся над домами голубизной неба. Свойственная этюду свобода живописи уже таит в себе стремление к возможной сложности цветовой гаммы, слитой с влажной воздушной средой.
Удача художника здесь во многом зависела от его знакомства с выбранной для этюда натурой, являвшейся, возможно, близким Васильеву жизненным окружением. Конечно, это было далеко еще от его основных задач, путь к которым лежал через освоение сложной структуры живой природы. Мы не знаем, как бы смог осилить Васильев эту непростую задачу, если бы не произошло его знакомство и сближение с И.И.Шишкиным, ставшим на какое-то время авторитетным наставником юного художника. Старший по возрасту и вполне овладевший мастерством за годы академической учебы и длительного пребывания за границей в качестве пенсионера, Шишкин и сам в это время переживал сложную перестройку своего творческого метода и также был занят поисками собственного пути, вновь возвращавшего его к детальному изучению натуры. Это обстоятельство во многом совпадало и с ближайшими задачами Васильева.
Уже в июне 1867 года Шишкин увозит с собой Васильева на Валаам, и там перед юным художником, знакомым по рисовальной школе только с техническими приемами рисунка, заново открываются все особенности метода работы на натуре, обязательной для него на первом этапе формирования. Неожиданность этой поездки и открывшаяся возможность занятий вблизи Шишкина радовали, вероятно, не только самого Васильева, но и близких родных, с надеждой думающих о будущем его таланта.
Судя по качеству рисунков Васильева в валаамском альбоме, хранящемся в Государственном Русском музее, он действительно на первых порах прислушивался к советам своего наставника и прилежно штудировал во всех деталях различные породы деревьев. Но одновременно с этим в душе впечатлительного юноши накапливались, очевидно, и другие, более увлекательные задачи, подсказанные знакомством с природой острова. Вживаясь в ее диковинную структуру, Васильев постепенно расширял круг выбираемых мотивов и приемы их изображения, о чем мы можем судить по сохранившимся валаамским рисункам. Собственно Васильевский подход к натуре дает себя чувствовать в рисунках с изображением озера. Оно поражало, вероятно, воображение будущего пейзажиста и наполняло его душу чувством величия стихии, всегда раскрываемой им в слиянии с таким же грандиозным распростертым небом. В разнообразные мотивы с открытой далью озера им вписывается то группа монахов, занятых рыбной ловлей, то работающие на берегу художники, то отдыхающие ночью у костра богомольцы.

продолжение...



www.tphv.ru, 1869-2016. Товарищество художников - передвижников. Для контактов - info (a) tphv(dot)ru