На первую страницу   


    Рождение ТПХВ
Первая выставка
Развитие ТПХВ
Идейный облик
Творчество
ТПХВ и общество



Устав ТПХВ
Вступить в ТПХВ
Выставки ТПХВ
Бытовая живопись
Украинское ТПХВ
Бытописатели
Пейзаж в ТПХВ
ТПХВ в 1900-е
Статьи о ТПХВ



Члены ТПХВ:

Архипов А.Е.
Бялыницкий В.
Васильев Ф.А.
Васнецов В.М.
Васнецов А.М.
Ге Николай Н.
Дубовской Н.
Иванов С.В.
Жуковский С.
Каменев Л.Л.
Касаткин Н.А.
Киселев А.А.
Корзухин А.И.
Крамской И.Н.
Куинджи А.И.
Левитан И.И.
Маковский В.Е.
Маковский К.Е.
Максимов В.М.
Малютин С.В.
Мясоедов Г.Г.
Неврев Н.В.
Нестеров М.В.
Остроухов И.
Перов В.Г.
Петровичев П.
Поленов В.Д.
Похитонов И.П.
Прянишников И.
Репин И.Е.
Рябушкин А.
Савицкий К.А.
Саврасов А.К.
Серов В.А.
Степанов А.С.
Суриков В.И.
Туржанский Л.
Шишкин И.И.
Якоби В.И.
Ярошенко Н.

Хочешь увидеть свое имя в этом списке? Легко!


       
  
   

Страница 1
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20

   
 
  
   

Картины Федора
Васильева



После дождя.
Проселок,
1867-1869


Волжские лагуны,
1870


Деревня,
1869

   
Фаина Мальцева. Федор Александрович Васильев

Сохраняя в композиции некую обобщенную пространственную построенность и выверенность соотношения по-разному раскрытых планов, равно участвующих в общем ансамбле, Васильев сумел одновременно объединить их в тонально решенной колористической и как будто монохромной гамме приглушенных ненастьем красок и вместе с тем дать каждому элементу этого ансамбля свою неповторимую живую и волнующую образность. Все это было достигнуто тончайшими градациями тональной живописи, и все это отвечало как бы реальным атмосферным условиям, подсказанным взятым за основу мотивом, до мельчайших подробностей сохранившимся в памяти художника и, очевидно, оказавшимся близким его затаенным в душе переживаниям. Все изображенное в картине поразило и, видимо, глубоко взволновало Крамского, сказавшись на тоне его проникнутого чувством отзыва. Он пишет о свойственной живописи картины окончательности, о фантастическом и одновременно натуральном свете, от которого нельзя оторвать глаз, и о той правдивости переданного Васильевым состояния природы, так по-разному проявившегося в еще мокрых от дождя деревьях, в налетевшем на воду ветерке, в убегающей тени от тучи и в яркой весенней зелени омытой дождем травы, изображенной на переднем плане.
Но ничто, пожалуй, не кажется в картине таким волнующим, как неожиданно появившаяся на небе слева, вдали, над холмом, узкая полоска солнечного света, блеснувшая надеждой средь плотного слоя облаков. Внешне являясь как будто мало заметной деталью, она в действительности оказалась главным источником сложности светоцветового строя и столь же главным ключом в понимании замысла картины и одухотворенности ее поэтического образа. Не случайно тот же Крамской за всеми этими удивившими его переменами сразу же почувствовал в созданном образе подтекстом выраженные переживания самого художника: «Она [...] до такой степени говорит ясно, что Вы думали и чувствовали, что, я думаю, и самый момент в природе не сказал бы ничего больше».
В практике Васильева это был едва ли не первый пейзаж, оставшийся недополненным жанровой сценой. Но именно здесь языком, доступным пейзажу, оказалось выраженным то, что едва ли мог бы передать вписанный в композицию сюжетный мотив. Но не только это определяло новизну произведения, и не только этим утверждалась его перспективная роль. Оно давало пример выражения тончайших движений внутренней жизни природы, в чем-то приближенных к человеческим чувствам и чем-то улавливающих свойственную жизни природы, как бы длящуюся во времени смену ее состояния. Эти присущие пейзажам Васильева качества, вероятно, и позволяли иногда Крамскому прибегать к сравнению его живописи с вокальной и оркестровой музыкой.
Появившись в начале семидесятых годов, в период формирования нового типа пейзажа, картина Васильева была для своего времени явлением редким и знаменательным, открывавшим новый путь для русской пейзажной живописи: «На новой дороге всегда мало проезжих, хотя бы она была и кратчайшая, - писал Крамской Васильеву в период появления «Мокрого луга» на конкурсе, - и пройдет немало времени, пока все убедятся, что именно эта дорога уже давно была необходима».
Успешное выступление на конкурсе с картиной «Мокрый луг» и полученный от Крамского восторженный отзыв внесли в творческую жизнь Васильева внутреннюю решимость продолжать работу над темами русского пейзажа. Они окажутся раскрытыми в нескольких как бы самостоятельно сложившихся образах, внутренне объединенных единой художественной, изначала возникшей идеей.
Однако начатая им, очевидно, сразу же после «Мокрого луга» картина «Рассвет» оказывается уже не столь быстро завершенной и не столь удачно выполненной. Она чем-то, видимо, его не удовлетворяла. Последнее упоминание о «неоконченной картине для Солдатенкова», которому было продано это произведение, относится к 8 апреля 1873 года, то есть к тому времени, когда болезнь художника приняла угрожавшее жизни развитие. На этом более известном нам примере длительного пути создания картины, частично отраженном в письмах Васильева и множестве дошедших до нас рабочих рисунков, эскизов, акварелей и сепий, исполняемых Васильевым для других картин и для того же пейзажа «Рассвет», восстанавливается теперь своего рода история возникновения этих необычных по строю пейзажей. Вместе с тем очевидными становятся и те трудности, с которыми мог встретиться художник, возвращаясь к ушедшим в прошлое живым впечатлениям от русской природы.
Но это было далеко не единственным, что могло тогда тормозить и откладывать окончание задуманных им работ. Степень напряженности его творческой жизни была поразительной. Помимо частых перерывов в занятиях живописью из-за состояния здоровья и необходимого в его положении исполнения заказных картин, отнимавших большую часть рабочего времени, с той же весны 1872 года параллельно с русскими темами началось освоение Васильевым различных мотивов крымской природы, среди которых была и начатая им картина «В Крымских горах» (1873), долго остававшаяся лишь закрепленной в подмалевке. В это же время шла и мучительная работа над большим полотном «Прибой в Ялте». При том обилии различных замыслов и трудности возникавших условий естественным становился и тот разрыв, который, очевидно, существовал у Васильева между началом и окончанием почти всех картин, написанных им в Крыму и частично оставшихся неоконченными.
Судя по дошедшим до нас крымским пейзажам, душевному состоянию Васильева становилась тогда особенно близкой природа горного Крыма. С ее строгим возвышенным обликом он чаще всего связывал и свое представление о гармонии и чистоте бытия природы, и волновавшие его размышления о возможностях и целях пейзажной живописи, связанные, видимо, с возникавшей в сознании новой эстетической программой. Известная нам теперь по письмам художника Крамскому и Григоровичу, она причудливо соединяет в себе и его высокие идеальные стремления к постижению гармонии и красоты природы, и реальную цель создания пейзажа этически действенного.

продолжение...



www.tphv.ru, 1869-2016. Товарищество художников - передвижников. Для контактов - info (a) tphv(dot)ru