На первую страницу   


    Рождение ТПХВ
Первая выставка
Развитие ТПХВ
Идейный облик
Творчество
ТПХВ и общество



Устав ТПХВ
Вступить в ТПХВ
Выставки ТПХВ
Бытовая живопись
Украинское ТПХВ
Бытописатели
Пейзаж в ТПХВ
ТПХВ в 1900-е
Статьи о ТПХВ



Члены ТПХВ:

Архипов А.Е.
Бялыницкий В.
Васильев Ф.А.
Васнецов В.М.
Васнецов А.М.
Ге Николай Н.
Дубовской Н.
Иванов С.В.
Жуковский С.
Каменев Л.Л.
Касаткин Н.А.
Киселев А.А.
Корзухин А.И.
Крамской И.Н.
Куинджи А.И.
Левитан И.И.
Маковский В.Е.
Маковский К.Е.
Максимов В.М.
Малютин С.В.
Мясоедов Г.Г.
Неврев Н.В.
Нестеров М.В.
Остроухов И.
Перов В.Г.
Петровичев П.
Поленов В.Д.
Похитонов И.П.
Прянишников И.
Репин И.Е.
Рябушкин А.
Савицкий К.А.
Саврасов А.К.
Серов В.А.
Степанов А.С.
Суриков В.И.
Туржанский Л.
Шишкин И.И.
Якоби В.И.
Ярошенко Н.

Хочешь увидеть свое имя в этом списке? Легко!


       
  
   

Страница 1
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5

   
 
  
   

Культовые шедевры
художников ТПХВ



Березовая роща,
Архип Куинджи, 1879


У плотины,
Лев Каменев, 1864


Едут!,
Андрей Рябушкин

   
Развитие ТПХВ. Идейный облик передвижников

Говоря об идейном облике передвижников, следует иметь в виду не только непосредственно учредителей Товарищества и "коренников", как они сами себя с гордостью называли, но и близких им экспонентов. В течение 1870-х годов к Товариществу, как уже говорилось, присоединилась лучшая часть молодежи — В.Максимов, В.Маковский, В.Васнецов, В.Поленов, Н.Ярошенко, М.Антокольский и другие художники, — присоединилась или непосредственно, в качестве членов или экспонентов, или в качестве сплотившегося вокруг организации дружеского окружения. О мировоззрении и эстетических взглядах передвижников можно судить по их поражающей исследователей своим объемом, серьезностью поставленных вопросов, страстностью в отстаивании своих убеждений переписке, являющейся одним из замечательных документов русской демократической культуры второй половины XIX века. Блестящим даром публициста и критика обладал Крамской. Он не случайно оказался вождем передовых русских художников в самые ответственные годы формирования и роста демократического реализма. Он был глубоким мыслителем. Это сказывается не только в его критических суждениях о современном искусстве. Зачастую поражает острота и зоркость ряда его политических оценок внутреннего и международного положения. Перов, Репин, Максимов, Мясоедов, А. Киселев и другие выступали со статьями и мемуарами — многие из них написаны увлекательно, страстно и убежденно. Эпистолярное и литературное наследие содержит значительный и интересный материал для суждения о взглядах "старой гвардии" передвижников, этой основной когорты художников, которая создала Товарищество и в течение двух последующих десятилетий играла ведущую роль в его деятельности.

Развитие и расцвет деятельности Товарищества падает на 70-е и 80-е годы. Но основы мировоззрения передвижников были заложены раньше, в конце 50-х и в начале 60-х годов, то есть в период общедемократического подъема, переживавшегося тогда Россией. Чрезвычайно существенно, что именно в эти годы шло идейное формирование Мясоедова, Ге, Крамского, Перова, Саврасова, Шишкина, а также их младших современников Репина, Савицкого, Максимова и других передвижников. Покидая родную глушь, молодые художники попадали в среду разночинной интеллигенции, которая со всех концов России стекалась в столицу, в обстановку оживленной общественной и политической жизни. Хорошо известны следующие строки из воспоминаний Репина: "В общей зале мастерской художников кипели такие же оживленные толки и споры по поводу всевозможных общественных явлений. Прочитывались запоем трескучие статьи. "Эстетические отношения искусства к действительности" Чернышевского, "Разрушение эстетики" Писарева, "Искусство" Прудона, "Пушкин и Белинский", "Кисейная барышня" Писарева, "Образование человеческого характера" Оуэна, Бокль, Дрепер, Фохт, Молешот, Бюхнер и многое другое". Максимов, вспоминая о днях академической юности, рисует картину, очень близкую той, о которой говорит Репин. В высшей степени поучительна эволюция взглядов молодого Шишкина, нарастание критических, радикальных высказываний в его первоначально патриархально-почтительных письмах к родителям. Он начинает высоко ценить Салтыкова-Щедрина, нападает на бюрократизм и "чиновничьи взгляды", на великосветское общество и его отрыв от народа и т. д. В осторожной форме советует он отцу отказаться от чтения "Инвалида" и "Северной пчелы", которой и сам недавно увлекался. Отцу, которого смущает явная перемена тона писем молодого художника, он отвечает: "Вы боитесь, что, проживя в Петербурге 4 года, я переменился и мог даже испортиться морально. Относительно первого — я действительно переменился, но не думайте, что эта перемена вела к худшему. Нет. Относительно второго, то, что я мог испортиться, я Вам на это тоже скажу, что нет. В петербургской жизни, с ее мишурой есть такие великолепные стороны, которые нигде у нас в России покамест встретить нельзя, и действие их так сильно и убедительно, что невольно попадаешь под их влияние, и влияние это благотворно, не принять их и не усвоить их — значит предаться сну, и неподвижности, и застою". Нет сомнения, что Шишкин, говоря о благотворных влияниях, имеет в виду влияние разночинной, демократической среды. Можно полагать, что уже в учебные годы Шишкин был связан с Крамским.

Напряженная жизнь кипела и в колониях русских художников за границей. Мясоедов в своих воспоминаниях характеризует настроения художников, собиравшихся у Ге во Франции в 60-х годах: "Политическая жизнь Италии, в это время бившая ключом, не могла не увлечь русскую колонию, а потому у Ге после искусства больше всего говорилось о политике. Господствующий тон был тон крайнего либерализма, подбитого философией и моралью. Спорили много, спорили с пеной у рта, не жалели ни слов, ни порицаний, ни восторгов". По свидетельству Герцена, французская колония художников преподнесла ему адрес, нарисованный художником Боголюбовым. Это тоже чрезвычайно характерный штрих, так как в этот период Герцен был уже фигурой опальной и симпатии к нему — так активно выраженные — очень показательны для настроения художников, особенно для Боголюбова, который в дальнейшем политически настроен был более сдержанно. Напряженная интеллектуальная жизнь, которой жили художники-разночинцы 60-х годов, была характерна и для передвижнической среды. Живой интерес ко всем проявлениям политической и духовной жизни народа, страстное стремление к подлинному образованию, уважение к науке — все это связано с заветами лучшей части русской интеллигенции 40-60-х годов, не мыслившей себе писателя (или деятеля искусства) иначе, чем человеком широкого кругозора и активных общественных интересов. Литература, с которой знакомились художники 60-70-х годов, была обширна — об этом можно судить и по приведенным выше выдержкам. Однако решающее воздействие на формирование идейных и эстетических взглядов передвижников оказывали труды великих революционных демократов Белинского, Чернышевского и Добролюбова, бывших в эти годы, как и Герцен, подлинными "властителями дум" молодого поколения.

Многие из передвижников на протяжении всей своей дальнейшей деятельности сохранили близость идеям революционных демократов. Прямые или косвенные ссылки на Чернышевского, Добролюбова, Белинского в их переписке встречаются очень часто. Ленин отмечал, что просветителям - "шестидесятникам" было свойственно глубокое и искреннее стремление содействовать общественному благу, защите просвещения, самоуправления, свободы. Существует предположение, что Крамской, бывавший в доме у профессора А.В.Никитенко, имел возможность ознакомиться с диссертацией Чернышевского сразу после ее завершения, так как Никитенко был официальным оппонентом по этой работе8. На протяжении всей жизни Крамской относился с глубоким уважением к заветам теоретиков — вождей русского искусства и великих художников предшествовавшего поколения. Так, в одном из писем, защищая свои воззрения на общественное служение художника, он восклицает: "Да кто же из русских человеков может так не думать после Белинского, Гоголя, Федотова, Иванова, Чернышевского, Добролюбова, Перова".
О преданности этим заветам говорит и переписка Репина. В начале 1870-х годов в письме к Крамскому Репин утверждал: "В рассуждении, в философии мы даже опередили романцев (немцев еще не знаю)". Вряд ли можно сомневаться, что носителями передовых философских воззрений в России Репин считал Чернышевского и его соратников. Симпатии Репина к идеям русской революционной демократии чувствуются и в письме к Стасову, в котором он прямо указывает на Чернышевского как на одного из лучших людей, действовавших на протяжении русской истории. Письмо интересно и тем, что в нем художник развивает свою концепцию исторического пути русской интеллигенции. В интеллигенции 20-х годов он ценит ее любовь к родине, благородство (декабристы), хотя и видит в их взглядах дворянские начала. "Они были еще баричи чистой крови", — говорит он. По-иному расценивает Репин последующие поколения разночинной интеллигенции, которой "знакомы труд и бедность". "Ее сопровождают уже лучшие доселе русские силы", — пишет он и называет Гоголя, Добролюбова, Чернышевского, поэта-революционера М.Михайлова (в то время уже погибшего на каторге), Некрасова. Художник подчеркивает, и это очень важно, что ценит в этих людях не только их эстетические заветы, но и их социальные, политические идеалы. "Эта интеллигенция, — говорит Репин, — развивается до мировых воззрений, хочет разумно устроить целую страну".

(Текст - Ф.С.Рогинская )

продолжение...



   Извините художников за рекламу:
  »  топиарий шар


www.tphv.ru, 1869-2016. Товарищество художников - передвижников. Для контактов - info (a) tphv(dot)ru