На первую страницу   


    Рождение ТПХВ
Первая выставка
Развитие ТПХВ
Идейный облик
Творчество
ТПХВ и общество



Устав ТПХВ
Вступить в ТПХВ
Выставки ТПХВ
Бытовая живопись
Украинское ТПХВ
Бытописатели
Пейзаж в ТПХВ
ТПХВ в 1900-е
Статьи о ТПХВ



Члены ТПХВ:

Архипов А.Е.
Бялыницкий В.
Васильев Ф.А.
Васнецов В.М.
Васнецов А.М.
Ге Николай Н.
Дубовской Н.
Иванов С.В.
Жуковский С.
Каменев Л.Л.
Касаткин Н.А.
Киселев А.А.
Корзухин А.И.
Крамской И.Н.
Куинджи А.И.
Левитан И.И.
Маковский В.Е.
Маковский К.Е.
Максимов В.М.
Малютин С.В.
Мясоедов Г.Г.
Неврев Н.В.
Нестеров М.В.
Остроухов И.
Перов В.Г.
Петровичев П.
Поленов В.Д.
Похитонов И.П.
Прянишников И.
Репин И.Е.
Рябушкин А.
Савицкий К.А.
Саврасов А.К.
Серов В.А.
Степанов А.С.
Суриков В.И.
Туржанский Л.
Шишкин И.И.
Якоби В.И.
Ярошенко Н.

Хочешь увидеть свое имя в этом списке? Легко!


       
  
   

Страница 1
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18

   
 
  
   

Картины Василия
Перова



Охотники на привале,
1871


Гитарист-бобыль,
1865


Чаепитие в
Мытищах, близ
Москвы,
1862

   
Владимир Обухов. Перов - Тургенев русской живописи

Герои картины словно бы сошли со страниц комедий А.Н.Островского. Глава купеческого семейства, толстый и плотоядный «Самсон Силыч» - это «грубое животное, в котором смолоду заглушены все симпатические стороны натуры и не развиты никакие нравственные понятия». Образцовы ми представителями «темного царства» являются и жена купца, и его нагловатый сынок.
Но самым сильным по глубине характеристик оказывается образ гувернантки. Несмотря на тс что фигура девушки изображена в довольно сложном повороте и зритель почти не видит ее лица, душевное состояние героини - девическая робость неуверенность, чувство одиночества - угадываете сразу. В этом образе «безответной» (по знамени тому выражению Н.А.Добролюбова) девушки попавшей в глухой закоулок «темного царствах собственно, и концентрируется все содержание картины, которое В.В.Стасов определил следующим образом: «Не трагедия покуда, но настоящий пролог к трагедии».
Как завершались порой жизненные трагедии показывает Перов в картине «Утопленница», на писанной в 1867 году. Сюжет этот был выбран и случайно. Самоубийство замужних женщин (на руке утопленницы можно заметить обручальное кольцо) как результат всякого рода «неравны: браков» и иных житейских причин было тем социальным явлением, которое не могло не волнован мысль и совесть художников и писателей реалистического лагеря (лучшее доказательство тому - образ Катерины из «Грозы» Островского и рас сказ Достоевского «Кроткая»). Стремясь дать свое решение этой темы, Перов, прежде чем принятые за картину, провел серьезную подготовительную работу. В рассказе «На натуре. Фанни под № 30: он описывает, как создавался этюд к «Утопленнице», местонахождение которого теперь неизвестно. Зато сохранились два интересных эскиза, дающих представление о том, как постепенно изменялся замысел картины.
В первом из них, совсем небольшом по своим размерам, страшная сцена трактуется трезво и прозаично; эскиз кажется чуть ли не наброском с натуры. Некоторые подробности, не вошедшие позднее в картину, были, видимо, следствием живых наблюдений автора, сделанных во время посещения покойницкой полицейской больницы: черная ткань, наброшенная на лицо мертвой женщины, босая ступня. Композиционная схема будущей картины намечена здесь уже достаточно точно. Правда, пока что фигура полицейского и утопленницы доминируют над пейзажным окружением - показана только довольно узкая полоска неба, а тело погибшей кажется огромным и массивным.
Во втором эскизе, напротив, утопленница и полицейский погружены в единую световоздушную среду: все изображение строится на тонких нюансах светотени, благодаря чему предметы и фигуры не воспринимаются как изолированные объемы. В свою очередь пространство становится бесконечно протяженным и непрерывно развивающимся. Внимание зрителя сосредоточивается не только на узкой «сценической площадке» переднего плана, но и на широких просторах неба и земли, словно бы олицетворяющих собой все мироздание. Воссоздаваемая художником сцена в силу этого обретает возвышенно-поэтическое звучание; демонстрация негативного общественного явления сопровождается размышлениями общечеловеческого плана. Перов повествует и о конкретной, обусловленной нелепыми жизненными условиями трагедии, и о смерти «вообще». Бренности и драматичности человеческих судеб противопоставлена спокойная и ничем не прерываемая жизнь природы. Потому поэтическим смыслом наполняются отдельные фрагменты изображения - и вороны, парящие над водой, и холодная гладь реки, и утренний туман. И вполне уместным в этом случае оказывается сравнение утопленницы с «убитой птицей».
В самой картине, внешне мало чем отличающейся от второго эскиза, главенствует уже совсем иное начало: трезвое, прозаическое, «земное». Более развернутой и обстоятельной становится психологическая характеристика пожилого полицейского, охраняющего вынесенный на берег реки труп. Живописный строй картины отличают жесткость, иллюзорная точность изображения реальности, предметность. Теплые охристые цвета, контрастируя с холодным, сильно разбеленным фоном, выделяют тем самым передний план - сцену действия. Конкретизируется и пейзажный фон: в обоих эскизах были видны только размытые очертания большого здания и дальнего берега, теперь же Перов изображает вполне различимые за неплотной пеленой тумана храмы и башни Московского Кремля. Фон тем самым как бы подсказывает, где именно произошла трагедия, воссозданная Перовым.
И все же каким бы строгим и прозаичным ни было повествование в целом, элементы поэтического «иносказания» сохраняются и в картине. Свою, несколько минорную, но и умиротворящую ноту вносят золотящиеся на солнце главки соборов и церквей. Как метафора пробуждения жизни - вопреки смерти и трагедии - воспринимаются и лучи восходящего солнца, пронизывающие туман.
Постепенно бытовая картина в творчестве Перова утрачивает присущие ей специфические черты. По мере того как усложнялся художественный язык жанровых полотен, возрастали значение и активность пейзажа в общей образной структуре.
Лишь со значительными оговорками некоторые исследователи относят к бытовому жанру одно из лучших созданий художника - написанную в 1868 году картину «Последний кабак у заставы» (любопытно, что один из современных исследователей даже назвал ее пейзажем, «где жанровый момент играет значительную, но подчиненную роль». Сюжетная линия тут очень незамысловата и сама но себе совсем незначительна. В то же время чрезвычайно развитой оказывается пейзажная часть полотна. Важными «участниками» действия становятся и дорога, уходящая в зимнюю пустынную даль, и сама эта даль, влекущая и жуткая. Как важные элементы пейзажного образа воспринимаются и многие наиболее выразительные детали - ветка, лежащая на снегу, обелиски с двуглавыми орлами, четко рисующиеся на фоне закатного неба.

продолжение...



www.tphv.ru, 1869-2016. Товарищество художников - передвижников. Для контактов - info (a) tphv(dot)ru