На первую страницу   


    Рождение ТПХВ
Первая выставка
Развитие ТПХВ
Идейный облик
Творчество
ТПХВ и общество



Устав ТПХВ
Вступить в ТПХВ
Выставки ТПХВ
Бытовая живопись
Украинское ТПХВ
Бытописатели
Пейзаж в ТПХВ
ТПХВ в 1900-е
Статьи о ТПХВ



Члены ТПХВ:

Архипов А.Е.
Бялыницкий В.
Васильев Ф.А.
Васнецов В.М.
Васнецов А.М.
Ге Николай Н.
Дубовской Н.
Иванов С.В.
Жуковский С.
Каменев Л.Л.
Касаткин Н.А.
Киселев А.А.
Корзухин А.И.
Крамской И.Н.
Куинджи А.И.
Левитан И.И.
Маковский В.Е.
Маковский К.Е.
Максимов В.М.
Малютин С.В.
Мясоедов Г.Г.
Неврев Н.В.
Нестеров М.В.
Остроухов И.
Перов В.Г.
Петровичев П.
Поленов В.Д.
Похитонов И.П.
Прянишников И.
Репин И.Е.
Рябушкин А.
Савицкий К.А.
Саврасов А.К.
Серов В.А.
Степанов А.С.
Суриков В.И.
Туржанский Л.
Шишкин И.И.
Якоби В.И.
Ярошенко Н.

Хочешь увидеть свое имя в этом списке? Легко!


       
  
   

Страница 1
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18

   
 
  
   

Картины Василия
Перова



Охотники на привале,
1871


Гитарист-бобыль,
1865


Чаепитие в
Мытищах, близ
Москвы,
1862

   
Владимир Обухов. Перов - Тургенев русской живописи

Важным средством характеристики является светотень: лицо и руки драматурга, несущие наибольшую эмоциональную и психологическую нагрузку, акцентируются светом; гораздо более нейтральны по своим живописным качествам коричневатый фон и темный халат. Неоднородной оказывается и красочная фактура - белый шарф написан неожиданно широко и пастозно. Созданный Перовым образ Островского - одно из самых ранних проявлений новой портретной концепции. Личность портретируемого трактуется художником как устойчивый, но исполненный внутренней динамики сплав социальных и индивидуально-психологических моментов, как характер. В противовес «обстановочному» портрету, демонстрировавшему социальное благополучие, высокий сан или богатство заказчиков, возник портрет-размышление, портрет-оценка.
Перов вполне осознавал, насколько новаторским является его портретное искусство. Завершая в мае 1872 года портреты Достоевского и Майкова, он писал Третьякову: «К этим портретам можно применить нашу поговорку (за вкус не берусь, а горячо будет), и, правда, как они написаны, т.е. хорошо ли, не знаю, но что в них нет ничего портретного, то это верно; мне кажется, что в них выражен даже характер писателя и поэта».
Действительно, в портретах Перова «нет ничего портретного» - то есть нет и следа тех приемов построения образа, которые так активно использовались в академической и салонной живописи. Но слова Перова можно понять и более широко: видимо, он прекрасно сознавал, сколь отличаются созданные им портреты от того, что было написано русскими мастерами прежде. Перовым был сделан значительный шаг в сторону максимальной конкретизации портретного образа. Предметом анализа становится духовный склад модели, который соотносится с ее социальной ролью. Общественное начало в человеке не противополагается «интимному» (как это было во многих портретах сентименталистского и романтического толка), не акцентируется в этих работах и сословное достоинство модели (как в большинстве портретов эпохи барокко и классицизма). Чаще всего персонажем портретов Перова оказывается общественный деятель, человек, раскрывающий все свои духовные потенции в большом социально значимом деле.
«Мучительно-прекрасным» назвал портрет Ф.М.Достоевского Б.В.Асафьев. Казалось бы, портрет этот протокольно точен: художник не выпускает из виду ни единой черты внешнего облика писателя. Но в то же время образ Достоевского полон внутреннего напряжения и сконцентрированной силы. Удачно найдена композиция портрета. Художник выбирает довольно высокую точку зрения, поэтому несколько напряженной воспринимается поза писателя. Еще более драматизируют изображение светоцветовые «вспышки» (белильные и красные мазки, крупные светлые пятна). Перов использует здесь средства художественной выразительности чрезвычайно скупо - но и самый аскетизм живописи с преобладанием тонко нюансированных серых и охристых тонов становится важным моментом образного строя изображения и служит характеристике писателя. И, конечно же, в силу лаконизма живописного языка картины емкую смысловую нагрузку обретают наиболее важные элементы изображения: серьезные глаза, сцепленные кисти рук, высокий лоб. То портретное пространство, в которое погружена фигура Достоевского, обособлено от зрителей. Этому служат и взгляд писателя, обращенный «в себя», и характерный жест рук, и даже сама его поза (фигура дана в трехчетвертном повороте к зрителю). Эта отомкнутость от «внешнего мира» придает размышлению писателя характер рефлексии, чем усложняется и усиливается «портретное действие» - разыгрывающаяся перед нами духовная драма. Портрет воспринимается как особого рода картина, вся гибкая драматургия которой используется для раскрытия внутреннего склада конкретного человека. При этом художник не стремился как бы то ни было сгармонизировать образ, художественными средствами разрешив те противоречия, которые были присущи характеру и деятельности самого Достоевского. Предметом авторского размышления становится внутренняя драма сложного и большого человека.
По глубине психологического анализа, по размаху авторской мысли эта работа значительно превосходит все остальные портреты Перова. Видимо, сказалось в этом случае обаяние личности Достоевского, не осталось бесследным и общение с Н.Н.Ге и И.Н.Крамским, ведущими художниками Петербурга, - города, в который перебрался Перов для работы над портретом. Есть, например, немало сходного в трактовке образов писателя Достоевского и героя картины Крамского «Христос в пустыне», завершенной в 1872 году,- в обоих случаях перед нами люди сомневающиеся, страдающие, внутренне раздвоенные; изображаются они в почти одинаковых позах, с одним и тем же жестом сомкнутых рук.
Для русского искусства портрет Достоевского был явлением этапным: вместе с шедеврами А.К.Саврасова («Грачи прилетели»), Н.Н.Ге («Петр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе»), совсем молодого еще И.Е.Репина («Бурлаки на Волге») он знаменовал вступление русского реализма в пору высочайшей идейной и художественной зрелости. Для самого же Перова портрет стал выдающейся, но единственной в своем роде работой. Интересно, что даже и в этом случае он не утратил душевного самообладания и мудрой трезвости взгляда (стоит вспомнить подчеркнуто сдержанную опенку Достоевского, «личность которого», по словам Перова, «имеет свой интерес, и думаю, что для живописи будет также интересна»).
Не столько углубленностью отличаются создаваемые Перовым другие портретные характеристики, сколько чрезвычайной точностью, остротой, а иногда и остроумием. Состояние портретируемых обычно дается в динамике, в непрерывном развитии. Их духовные движения нельзя свести к тому или иному психологическому аффекту. Процессы размышления и чувствования героев многосложны, но в то же время характеристика модели всегда оказывается четкой и ясной. Каждый портрет Перова- это четкая и умная «формула» душевного склада и духовной жизни модели.

продолжение...



www.tphv.ru, 1869-2016. Товарищество художников - передвижников. Для контактов - info (a) tphv(dot)ru