На первую страницу   


    Рождение ТПХВ
Первая выставка
Развитие ТПХВ
Идейный облик
Творчество
ТПХВ и общество



Устав ТПХВ
Вступить в ТПХВ
Выставки ТПХВ
Бытовая живопись
Украинское ТПХВ
Бытописатели
Пейзаж в ТПХВ
ТПХВ в 1900-е
Статьи о ТПХВ



Члены ТПХВ:

Архипов А.Е.
Бялыницкий В.
Васильев Ф.А.
Васнецов В.М.
Васнецов А.М.
Ге Николай Н.
Дубовской Н.
Иванов С.В.
Жуковский С.
Каменев Л.Л.
Касаткин Н.А.
Киселев А.А.
Корзухин А.И.
Крамской И.Н.
Куинджи А.И.
Левитан И.И.
Маковский В.Е.
Маковский К.Е.
Максимов В.М.
Малютин С.В.
Мясоедов Г.Г.
Неврев Н.В.
Нестеров М.В.
Остроухов И.
Перов В.Г.
Петровичев П.
Поленов В.Д.
Похитонов И.П.
Прянишников И.
Репин И.Е.
Рябушкин А.
Савицкий К.А.
Саврасов А.К.
Серов В.А.
Степанов А.С.
Суриков В.И.
Туржанский Л.
Шишкин И.И.
Якоби В.И.
Ярошенко Н.

Хочешь увидеть свое имя в этом списке? Легко!


       
  
   

Страница 1
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17

   
 
  
   

Картины Ивана
Шишкина



Утро в сосновом лесу,
1889


Полдень.
В окрестностях
Москвы,
1869


Среди долины
ровныя...,
1883

   
Иван Шишкин. Книга Ф.Мальцевой ' Мастера русского пейзажа '

Глава вторая - Творчество Шишкина в 60-х годах

Приехав в Россию, Шишкин еще на какое-то время оставался связанным с Академией Художеств, как ее прямой воспитанник. На Всемирной выставке в Париже в 1867 году он выступал в окружении пейзажистов-академистов - Мещерского, Суходольского, Дюккера - с картиной «Вид в окрестностях Дюссельдорфа», написанной им еще заграницей, и с тремя рисунками, исполненными пером. Вслед за картиной «Вид в окрестностях Дюссельдорфа», написанной в традициях, идущих от официальной академической школы, в течение 60-х годов появляется ряд произведений, близких по духу к этой картине Шишкина. Но вовсе не они определяют оценку творчества Шишкина этого периода.
Подлинные интересы Шишкина устремились совсем по другому пути. Он органично вошел в среду передовых художников, сблизился с членами «Артели», бывал на их творческих вечерах, принимая горячее участие в спорах и беседах по поводу прочитанных книг, о чем так живо вспоминает Репин: «...В общей зале мастерской художников кипели такие же оживленные толки и споры по поводу всевозможных общественных явлений. Прочитывались запоем новые статьи: «Эстетические отношения искусства к действительности» Чернышевского, «Разрушение эстетики» Писарева, «Искусство» Прудона, «Пушкин и Белинский», «Кисейная барышня» Писарева, «Образование человеческого характера» Овена... и многое другое». Часто бывая на собраниях в «Артели», Шишкин формально не состоял членом этого первого объединения художников-реалистов. Но особенно сблизившись там с И.Н.Крамским, он пронес через всю свою жизнь глубочайшее уважение к этому выдающемуся человеку. В те годы между Шишкиным и Крамским окончательно сложилось и укрепилось глубокое дружеское общение, начало которого было положено, вероятно, еще в юношеские годы, в стенах Академии Художеств.

Шишкина все настойчивее манило изучение родного русского пейзажа, и с этой целью он много путешествовал по родной стране. Судя по оставшимся от этих поездок работам, круг интересов Шишкина сосредоточен был на родных и близких ему местах - окрестностях Елабуги, Подмосковье и Валааме. Но на этот раз знакомые места манили художника новыми мотивами, тем более, что Шишкин был теперь уже не робким начинающим учеником, изучающим природу, но мастером, вооруженным длительным опытом и зрелым сознанием, который воспринимал природу в свете передовых идей, глубоко жизненного содержания. Новые художественные задачи, к которым привела Шишкина сама жизнь, естественно, выдвинули перед ним и необходимость создания живого и гибкого изобразительного метода. Теперь Шишкин понимал как велик был груз традиций, который сковывал его творческие силы судя по некоторым замечаниям художника и письмам к Мокрицкому; можно предполагать, что еще в стенах Академии Художеств, несмотря на блестящие успехи, Шишкин испытывал большую неудовлетворенность существовавшей системой преподавания. Вопросы о художественном изобразительном языке и о собственной манере волновали Шишкина еще в самом начале творческого пути. Интересное рассуждение на эту тему имеется в письме Мокрицкого к Шишкину в Петербург 26 марта 1860 года. «Я помню, вы говорили мне, что в способе и манере рисования рисунки ваши напоминают Калама - я не вижу; в манере вашей есть нечто свое. Это показывает, что нет надобности в подражании манере того или другого мастера. Манер есть самая внешняя сторона произведения искусства и тесно связан с личностью художника-автора и способом и степенью его понимания предмета и обладания техникою искусства. В этом отношении важно только одно, чтобы художник подсмотрел, так сказать, этот манер в самой натуре, а не усвоил его себе несознательно». В этом совете выразилось благотворное влияние, идущее из московской школы.

Можно предполагать, что вопрос о художественной манере был поднят Мокрицким в ответ на письмо Шишкина, перед которым такие вопросы не могли не вставать, ибо он чувствовал на самом себе, как принятый в классах Академии метод бесконечного копирования вырабатывает у молодого художника холодный и чужой штамп, который мешает ему в изображении природы. Обращение к Мокрицкому за советом в таком серьезном вопросе было для Шишкина вполне естественным следствием того, что Мокрицкий еще надолго оставался наставником всего кружка москвичей, перекочевавших в Академию Художеств. Он не только переписывался с ними, не только издали направлял их талант по определенному пути но неизменно оставался самым авторитетным критиком их произведений, которые переправлялись ему в Москву на отзыв и для участия на ученических выставках в Училище Живописи, Ваяния и Зодчества. Положение, в котором оказался в 60-е годы Шишкин, можно было наблюдать и в творческой жизни многих других художников-пейзажистов, жадно тянувшихся к реализму. Сознание важности новых задач опережало возможности их решения. Школьные понятия и навыки, привитые Академией Художеств, во многом чуждые реалистическому методу, мешали им. Жизнь на каждом шагу открывала неожиданно богатый, по-новому сложный мир явлений, которые трудно укладывались в обуженные и обедненные нормы искусства. Причиной такого явления была все та же система преподавания в пейзажном классе, которая не воспитывала в молодом художнике достаточно живого отношения к природе и чувства художественной правды. В противовес полученным в школе узким и условным представлениям, именно в тот период, в 60-е годы, складывалось эстетическое понимание образа русской природы, которое русские художники-демократы черпали в самой действительности и в традициях национальной художественной культуры. Только осознав необходимость решительного разрыва с отживающими принципами и полного перевооружения новым методом изображения природы, сильные и могучие таланты русских художников сумели найти путь к искусству глубоких идей.
Но прежде, чем русские художники достигли решающих успехов в новом реалистическом изображении пейзажа родной страны, каждый из них прошел свой сложный путь. Отбрасывая и преодолевая порочные пережитки старой школы, они многие из полученных в школе профессиональных навыков и знаний сумели поставить на службу новым задачам. Вопрос об изобразительном методе неразрывно связывался у них с вопросом о самобытности русского искусства.

продолжение...



   Извините художников за рекламу:
  »  Свежая информация заказать памятник в белгороде на нашем сайте.


www.tphv.ru, 1869-2016. Товарищество художников - передвижников. Для контактов - info (a) tphv(dot)ru