На первую страницу   


    Рождение ТПХВ
Первая выставка
Развитие ТПХВ
Идейный облик
Творчество
ТПХВ и общество



Устав ТПХВ
Вступить в ТПХВ
Выставки ТПХВ
Бытовая живопись
Украинское ТПХВ
Бытописатели
Пейзаж в ТПХВ
ТПХВ в 1900-е
Статьи о ТПХВ



Члены ТПХВ:

Архипов А.Е.
Бялыницкий В.
Васильев Ф.А.
Васнецов В.М.
Васнецов А.М.
Ге Николай Н.
Дубовской Н.
Иванов С.В.
Жуковский С.
Каменев Л.Л.
Касаткин Н.А.
Киселев А.А.
Корзухин А.И.
Крамской И.Н.
Куинджи А.И.
Левитан И.И.
Маковский В.Е.
Маковский К.Е.
Максимов В.М.
Малютин С.В.
Мясоедов Г.Г.
Неврев Н.В.
Нестеров М.В.
Остроухов И.
Перов В.Г.
Петровичев П.
Поленов В.Д.
Похитонов И.П.
Прянишников И.
Репин И.Е.
Рябушкин А.
Савицкий К.А.
Саврасов А.К.
Серов В.А.
Степанов А.С.
Суриков В.И.
Туржанский Л.
Шишкин И.И.
Якоби В.И.
Ярошенко Н.

Хочешь увидеть свое имя в этом списке? Легко!


       
  
   

Страница 1
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9

   
 
  
   

Культовые шедевры
художников ТПХВ



На острове Валааме,
Архип Куинджи, 1873


Тихая обитель,
Исаак Левитан, 1891


Бурлаки на Волге,
Илья Репин, 1873

   
Зограф Н.Ю. "К вопросу об эволюции искусства передвижников в 1880-1890-е годы"

Уже в "Не ждали" намечается отход от былой повествовательности семидесятников. Фиксируя мгновение - появление вошедшего и реакцию на это остальных участников сцены, - художник стремится создать ощущение зрительной и психологической целостности образного строя картины. (Прием, до Репина примененный из его современников одним только Ге в его "Тайной вечере" и отчасти в "Петре и Алексее".) В "Грозном" этот принцип развит еще более последовательно. И в этом симптом некоторого нового отношения художника к задачам искусства. Исследование действительности, ее анализ, характерный для живописи 70-х годов, обусловливал объективную повествовательность изобразительного языка. Заранее оговоримся, что подобный метод отнюдь не означает какого-либо обеднения художественной содержательности произведения, о чем убедительно свидетельствуют и "Бурлаки", и "Крестный ход" того же Репина. Но там "приговор явлениям жизни" был заключен в объективном показе события. Зритель, так сказать, приглашался вникнуть в предмет изображения. Теперь же не меньшее значение приобретает стремление непосредственно захватить зрителя эмоциональным отношением художника к изображаемому, "заразить его своими чувствами", как сказал бы Толстой. И это требовало особой цельности зрительного впечатления и вместе с тем большой эмоциональной насыщенности как образа, так и формального строя живописи.

Конечно, сама тема "Ивана Грозного" направляла художника к обнаженной психологической и эмоциональной экспрессии. Но этот новый характер репинской живописи найдет свое выражение и в совсем иной по своему духовному содержанию и в большой мере по своему формальному строю картине "Запорожцы". Ее также отличает особая эмоциональность выражения (не случайно И.Э.Грабарь назвал ее этюдом смеха) и зрительная цельность, придающие ленинградскому полотну "картинность" и пластическую монолитность. Возвращаясь к "Грозному", подчеркнем, что экспрессивность этой вещи - отнюдь не самоцель и нимало не противоречит неизменному стремлению Репина оставаться на уровне высокой идейности. Более того, эта экспрессивность призвана усилить нравственный эффект картины, апеллировать к совести зрителя, к его моральному чувству. И, с другой стороны, она - документ чуткой совести самого художника. Картина "Иван Грозный" - художественная исповедь живописца, со всей страстью стремящегося пробудить в мыслящем обществе дремлющее сознание. Не исключено, что трактовка темы в "Грозном", как "победа человека над зверем", любви над злом, против которого мастер протестует ужасом самого кровавого зрелища, приняла у Репина окончательную форму под влиянием Гаршина, которым он восторгался и как писателем, и как человеком. На Репина колоссальное впечатление произвела повесть Гаршина "Красный цветок", написанная в 1883 году, в тот же год, когда художник взял писателя моделью для умирающего царевича.

Сама эта повесть характерна для умонастроения начала 80-х годов, хотя в ней, разумеется, преломилась и болезненная натура писателя. В "Красном цветке" безумец срывает алый цветок, вобравший в себя все зло, всю кровь мира, и, жертвуя собой, прячет это зло у себя на груди, чтобы не изошло оно в мир, в человечество. Не случайно пафос "Ивана Грозного" находит себе прямую параллель в тех импульсах, которые движут живописцем Рябининым в повести Гаршина "Художники". Написав своего "Глухаря", которого критика еще в прошлом столетии сопоставила с "Кочегаром" Ярошенко, Рябинин говорит: "... Ничто мне так не удавалось, как эта ужасная вещь... Это довольство не ласкает меня, а мучит. Это - не написанная картина, это - созревшая болезнь... Птицеловы, рыболовы, охотники со всякими экспрессиями и типичнейшими физиономиями, вся эта "богатая область жанра" - на что мне теперь она? Я ничем уже не подействую так, как этим глухарем. Я вызвал тебя, чтобы ты ужаснул своим видом эту чистую, прилизанную, ненавистную толпу. Приди, силою моей власти прикованный к полотну... крикни им: я - язва растущая! Ударь их в сердце, лиши их сна, стань перед их глазами призраком! Убей их спокойствие, как ты убил мое...". Разве не должен был, страшный в своем ужасе раскаяния царь Иван, ударить зрителя в сердце, лишить его сна, стать перед его глазами призраком?! Гаршин вообще фигура весьма типичная для перелома 80-х годов. В его творчестве и в его личности очень рельефно проступают новые идейные мотивы, симптоматичные для этого времени.
Кризис народнической программы на рубеже десятилетия привел к тому, что на первый план выдвигаются мотивы обще-гуманистические, по своему реальному смыслу достаточно отвлеченные и наивные, но верно отражающие состояние умов в передовых кругах. Протест против несправедливости, насилия, "крови" становится еще резче и болезненней, чем прежде, но, не поддержанный практической программой, он невольно приобретает утопические черты "всечеловечности". Именно такое настроение побудило В.М.Гаршина написать письмо М.Т.Лорис-Меликову о помиловании Молодецкого, покушавшегося на этого сановника в 1880 году. В этом письме говорится: "... Не виселицами и не каторгами, не кинжалами, револьверами и динамитом изменяются идеи, ложные и истинные, но примерами нравственного самоотречения".- "В Вашей власти... не убить человеческую жизнь". Характерно, что тогда же в 1880 году Гаршин едет к Толстому в Ясную Поляну. Сближение с Толстым при таких взглядах было естественно. И характерно, что через год сам Толстой обращается к Александру III с подобным же призывом по поводу первомартовцев: ".. .воздайте добром за зло... Убивая, уничтожая их, нельзя бороться с ними... Есть только один идеал... прощения и воздания добра за зло".

продолжение...



   Извините художников за рекламу:
  »  Для вас недорого фреза торцевая насадная по смешным ценам.


www.tphv.ru, 1869-2016. Товарищество художников - передвижников. Для контактов - info (a) tphv(dot)ru