На первую страницу   


    Рождение ТПХВ
Первая выставка
Развитие ТПХВ
Идейный облик
Творчество
ТПХВ и общество



Устав ТПХВ
Вступить в ТПХВ
Выставки ТПХВ
Бытовая живопись
Украинское ТПХВ
Бытописатели
Пейзаж в ТПХВ
ТПХВ в 1900-е
Статьи о ТПХВ



Члены ТПХВ:

Архипов А.Е.
Бялыницкий В.
Васильев Ф.А.
Васнецов В.М.
Васнецов А.М.
Ге Николай Н.
Дубовской Н.
Иванов С.В.
Жуковский С.
Каменев Л.Л.
Касаткин Н.А.
Киселев А.А.
Корзухин А.И.
Крамской И.Н.
Куинджи А.И.
Левитан И.И.
Маковский В.Е.
Маковский К.Е.
Максимов В.М.
Малютин С.В.
Мясоедов Г.Г.
Неврев Н.В.
Нестеров М.В.
Остроухов И.
Перов В.Г.
Петровичев П.
Поленов В.Д.
Похитонов И.П.
Прянишников И.
Репин И.Е.
Рябушкин А.
Савицкий К.А.
Саврасов А.К.
Серов В.А.
Степанов А.С.
Суриков В.И.
Туржанский Л.
Шишкин И.И.
Якоби В.И.
Ярошенко Н.

Хочешь увидеть свое имя в этом списке? Легко!


       
  
   

Страница 1
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12

   
 
  
   

Культовые шедевры
художников ТПХВ



Грачи прилетели,
Алексей Саврасов, 1871


Девочка с персиками,
Валентин Серов, 1885


Вечерний звон
Исаак Левитан, 1892

   
Коваленская Т.М. "Передвижники и художественный прогресс"

Неблагоприятное для портретной живописи время сменилось временем крайне для него благоприятным, как только перед демократическим искусством вместо задачи расчистки пути для нового строя встала задача познания становящегося нового с точки зрения его отношения к действительным интересам народа. Кто же в русской действительности того времени, когда развитие капиталистических отношений выдвигало на первый план частный интерес, выступал представителем и носителем общенародных интересов? Возникновение в демократическом искусстве внутренней потребности найти ответ на этот вопрос подтверждает следующее рассуждение Крамского: "В самом деле, подумайте только даже о себе: что нас больше всего утешает в чтении или утешало. Пока я ребенок, я рад тому, что есть богатыри, становясь юношей - восхищаюсь рыцарем, в зрелом возрасте - доказательствами реального существования честности, прямоты характеров и борцов за торжество правды. Теперь вопрос: кто святые, герои, рыцари и печальники народа в настоящее, текущее время и только что миновавшее?"

Для того чтобы доказать реальность существования идеального как "честности, прямоты характеров и борцов за торжество правды", необходимо было соединить индивидуальное с идеальным, то есть увидеть его воплощенным в реальной человеческой личности. Эта задача толкала русское демократическое искусство к портрету. Но так как портреты чаще всего исполняются на заказ, а заказчиками портретов в передвижническую эпоху выступали чаще всего новые хозяева земли русской, именно представители буржуазии, предъявлявшие к портрету требования, никак не отвечающие внутренним потребностям искусства, положение портретиста было трудным.
Это и заставляло Крамского, бывшего портретистом по призванию, тем не менее говорить: "Я портретов, в сущности, никогда не любил, и если делал сносно, то только потому, что я любил и люблю человеческую физиономию. Но ведь мы понимаем, что человеческое лицо и фигура - не суть портреты, потребные публике".

Для того чтобы "умерший" талант к портрету вновь заговорил в русском искусстве, ему был нужен заказчик, который бы видел в портрете род искусства не менее, если не более высокий, нежели род исторической или жанровой живописи; который бы понимал, что задача воспроизведения духовной человеческой индивидуальности в ее целостности и ее особенности есть величайшая задача искусства живописи и что созерцание тех произведений портретного искусства, где эта задача решена, доставляет наивысшее наслаждение.
Таким заказчиком оказался собиратель искусства русской школы П.М.Третьяков. Отвечая Толстому по поводу его пренебрежительного отношения к пейзажной и портретной живописи, Третьяков писал: "Из всех художественных произведений мне доставляют самое большое наслаждение портреты Рембрандта, Тициана, Рубенса, Ван Дейка, Гольбейна".

Третьяков явился для русского демократического искусства тем заказчиком, в котором оно нуждалось. Он выдвинул перед русскими художниками задачу создания при общественном музее русского искусства галереи портретов выдающихся деятелей русской культуры, в первую очередь, русской литературы. Значение этой идеи Третьякова с точки зрения художественного прогресса трудно переоценить. Нигде в мировой живописи второй половины XIX века искусство портрета не достигло той высоты, какой оно достигло в русской живописи. При этом лучшими произведениями являются именно те, которые созданы по заказу Третьякова. И это вполне понятно.
Третьяков, обратив русское искусство к созданию портретов деятелей русской культуры, предоставил ему наилучшие возможности для решения основной задачи портретной живописи - воспроизведения духовной индивидуальности человека. Так появились замечательные портреты кисти Перова - Островский, Достоевский, Даль, Погодин, поражающие в каждом случае именно особенностями духовных индивидуальностей изображенных в них людей. Два из них - портрет А. Н. Островского и портрет Ф.М.Достоевского - составляют как бы два полюса портретной галереи Перова.
В первом - "наша крепкая русская голова, тот самый ум, который сродни уму наших пословиц, тот самый ум, которым крепок русский человек, ум выводов, так называемый задний ум". Эти слова были написаны Н.В.Гоголем о И.А.Крылове, но, заключая в себе характеристику русского народного ума, они вполне могут быть отнесены и к Островскому, так же, как и Крылов, черпавшему свою мудрость из народных пословиц. Ведь большинство его пьес имеет пословичные названия. А "пословица, - пишет Гоголь, - не есть какое-нибудь вперед поданное мнение или предположение о деле, но уже подведенный итог делу, отсед, отстой уже перебродивших и кончившихся событий, окончательное извлечение силы дела из всех сторон его, а не из одной".

Таким образом, ценность человеческой натуры Островского, его мудрость, которая есть, по словам В.И.Даля, соединение "добра и истины", "любви и правды", Перов выводит из народности характера Островского, проявление чего Перов увидел и в том, "как бывал" Островский. Он с любовью изобразил Островского в домашней одежде, сохранившей отпечаток его личного вкуса и привычек, его манеры жить у себя дома. К слову сказать, в любой из портретных характеристик Перова огромная роль принадлежит аксессуарам человеческого "бывания", как это имело место и в портретах великих европейских мастеров эпохи Возрождения и XVII века.

В портрете Достоевского - тоже "наш русский ум", только на этот раз не ум "выводов", а ум беспрестанных поисков истины, высшего смысла человеческой жизни и путей человечества к счастью. Имея в виду галерею перовских портретов в ее целом, можно сказать, что в ней обычно выдвинут на первый план человек, упрямо придерживающийся старого порядка русской жизни (особенно показателен в данном смысле портрет Погодина) и в этом выражающий свое отношение к европейской, то есть буржуазной цивилизации, как чуждой русскому народу, как искусственной для России. Не требует доказательств ложность этой идеи. Но она владела во времена Перова умами таких выдающихся русских людей, как Достоевский и Толстой, и имела свой корень в настроениях крестьянских масс. Определяя собой содержание духовной жизни русской демократической интеллигенции народнической поры, она не могла не найти отражения в русском искусстве, обращенном к познанию русского человека своего времени.

продолжение...



www.tphv.ru, 1869-2016. Товарищество художников - передвижников. Для контактов - info (a) tphv(dot)ru