На первую страницу   


    Рождение ТПХВ
Первая выставка
Развитие ТПХВ
Идейный облик
Творчество
ТПХВ и общество



Устав ТПХВ
Вступить в ТПХВ
Выставки ТПХВ
Бытовая живопись
Украинское ТПХВ
Бытописатели
Пейзаж в ТПХВ
ТПХВ в 1900-е
Статьи о ТПХВ



Члены ТПХВ:

Архипов А.Е.
Бялыницкий В.
Васильев Ф.А.
Васнецов В.М.
Васнецов А.М.
Ге Николай Н.
Дубовской Н.
Иванов С.В.
Жуковский С.
Каменев Л.Л.
Касаткин Н.А.
Киселев А.А.
Корзухин А.И.
Крамской И.Н.
Куинджи А.И.
Левитан И.И.
Маковский В.Е.
Маковский К.Е.
Максимов В.М.
Малютин С.В.
Мясоедов Г.Г.
Неврев Н.В.
Нестеров М.В.
Остроухов И.
Перов В.Г.
Петровичев П.
Поленов В.Д.
Похитонов И.П.
Прянишников И.
Репин И.Е.
Рябушкин А.
Савицкий К.А.
Саврасов А.К.
Серов В.А.
Степанов А.С.
Суриков В.И.
Туржанский Л.
Шишкин И.И.
Якоби В.И.
Ярошенко Н.

Хочешь увидеть свое имя в этом списке? Легко!


       
  
   

Страница 1
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7

   
 
  
   

Культовые шедевры
художников ТПХВ



Лунная ночь
на Днепре,
Архип Куинджи, 1880


У омута,
Исаак Левитан, 1892


Боярыня Морозова,
Василий Суриков, 1887

   
Сарабьянов Д.В. "Передвижники и их предшественники"

Итак, в десятилетие, предшествующее передвижничеству, в русском искусстве было два источника, которые вели к новому объединению. Один - идейно-организационный, другой - идейно-творческий. Одному - петербургской Артели - недоставало творческих новшеств, нового, свежего подхода к художественной задаче, открытий метода. Другому - московским жанристам - творческого объединения, организационных форм деятельности, собственного выставочного учреждения и поэтому свободного общения с демократической русской публикой, которая в то время жаждала этого общения, ждала его и в свою очередь могла воздействовать на деятельность самих художников. Слияние этих двух источников было в высшей мере плодотворным. Оно-то и привело к созданию Товарищества. И не только в организационном плане, но и в творческом. Можно, упрощая и огрубляя, сказать, что "Репин стал своего рода Крамским, помноженным па Перова". Теперь сделаем еще один шаг в глубину XIX века - и окажемся в том периоде, который обобщенно можно исчислять временем от начала 30-х по середину 50-х годов.

Главными фигурами оказываются здесь Александр Иванов и П.А.Федотов. Они предшествуют передвижникам более опосредованно. Между Федотовым и передвижниками - этап шестидесятых годов, который принципиально отличается и от того и от другого (о чем написано много и не имеет смысла здесь повторять). Однако для всего развития русского критического реализма поворот, совершенный Федотовым, играет определяющую роль и поэтому имеет явное отношение к передвижникам. Дело не только в том, что Федотов начинает тот период развития искусства, в котором определяющим принципом оказывается принцип прямого выдвижения социальных проблем, реализирующихся в открытой, незавуалированной форме, а за этим следуют и многие особенности метода критического реализма. Дело - ив том повороте, который был совершен в рамках картины на сюжет из современной жизни. В эту картину Федотов внес действие, развивающееся как бы по своим внутренним законам; ее фигурная "часть" стала определять композицию и выражать основной смысл явления.
Эти особенности картины, вскоре перешедшие из бытового жанра в исторический, были восприняты шестидесятниками и перешли, хотя и с поправками, в передвижничество, и исчезли лишь в позднем передвижничестве, у большинства жанристов 90-х годов, которые, кстати сказать, в этом смысле больше отличаются от передвижников 70-х годов, чем последние от шестидесятников. Поэтому можно сказать, что в основном жанре критического реализма - в бытовом - Федотов и передвижники 70-80-х годов (если иметь в виду избранный нами в данном случае аспект) укладываются в один период, разделенный на ряд этапов. Из них Федотов составляет первый, а передвижники - последний. Это, правда, лишь одна сторона дела. Другую - также необходимо уяснить. Федотов стоит в истории русской живописи XIX века на перевале от старого к новому. Поэтому, предуказывая пути прямым последователям, он одновременно обращен и к своим непосредственным предшественникам. Именно те черты, которые сближают Федотова с этими предшественниками, - венециановцами, - оказываются недоступными передвижникам, а открываются как наследие уже следующим за передвижниками художникам. Эти моменты необходимо уяснить потому, что вслед за ними выясняется вопрос об отношении передвижников к жанру 20-30-х годов, который обычно без всяких оговорок также фигурирует как предшественник передвижничества.

Критически-аналитический пафос Федотова решительно отделил его от Венецианова и венециановцев. Однако в наследство от последних Федотову досталось поэтическое представление о мире, чувство органического присутствия в явлениях действительности зримых, реальных, постоянно существующих атомов красоты, еще не разрушенных всепроникающим анализом. В этом, можно сказать, целая "половина Федотова". Она с передвижниками не корреспондирует. В этом же суть созерцательно-поэтического жанра Венецианова и его учеников.
Показательно, что передвижники, почитая Федотова своим предшественником, о Венецианове и венециановцах почти не помнили. Венециановский жанр - в некотором роде противоположность передвижническому. Эта противоположность складывается из целого ряда черт. Здесь и характер сюжетов, и трактовка действия, и отношение к композиции, цвету. В жанровых сценах венециановцев интерьер или пейзаж имеют самоценный характер, во многом определяющий существо образа. У передвижников интерьер или пейзаж - это обстоятельство места действия, разъясняющее событие или добавляющее некую эмоциональную ноту - и не больше. У венециановцев явления показаны в их бытийном, а не событийном аспекте. У передвижников событие почти обязательно; оно разворачивается в широком диапазоне: от малого события - слушания соловьев, до великого - отказа от исповеди перед казнью. Для венециановцев красота сосредоточена в самом предмете. Для передвижников - скорее, в отношении к явлению со стороны художника - в протесте, в сочувствии, в отрицании или, наоборот, в воспевании. Наконец, каждое событие, взятое в качестве предмета передвижником, имеет социальный оттенок, хотя бы в малой мере. Венецианов или его ученики этим социальным аспектом пренебрегают. Что же при всех этих противоположностях остается общим? Обращение к самым простым явлениям жизни, к низшим сословиям, к крестьянству, с которого начинаются венециановцы, к которому потом переходят ученики Венецианова (например, Л.С.Плахов), как это и делают передвижники. Общим остается народный характер жанра.

продолжение...



   Извините художников за рекламу:
  »  Бельведор - санки коляска, низкие цены.


www.tphv.ru, 1869-2016. Товарищество художников - передвижников. Для контактов - info (a) tphv(dot)ru