На первую страницу   


    Рождение ТПХВ
Первая выставка
Развитие ТПХВ
Идейный облик
Творчество
ТПХВ и общество



Устав ТПХВ
Вступить в ТПХВ
Выставки ТПХВ
Бытовая живопись
Украинское ТПХВ
Бытописатели
Пейзаж в ТПХВ
ТПХВ в 1900-е
Статьи о ТПХВ



Члены ТПХВ:

Архипов А.Е.
Бялыницкий В.
Васильев Ф.А.
Васнецов В.М.
Васнецов А.М.
Ге Николай Н.
Дубовской Н.
Иванов С.В.
Жуковский С.
Каменев Л.Л.
Касаткин Н.А.
Киселев А.А.
Корзухин А.И.
Крамской И.Н.
Куинджи А.И.
Левитан И.И.
Маковский В.Е.
Маковский К.Е.
Максимов В.М.
Малютин С.В.
Мясоедов Г.Г.
Неврев Н.В.
Нестеров М.В.
Остроухов И.
Перов В.Г.
Петровичев П.
Поленов В.Д.
Похитонов И.П.
Прянишников И.
Репин И.Е.
Рябушкин А.
Савицкий К.А.
Саврасов А.К.
Серов В.А.
Степанов А.С.
Суриков В.И.
Туржанский Л.
Шишкин И.И.
Якоби В.И.
Ярошенко Н.

Хочешь увидеть свое имя в этом списке? Легко!


       
  
   

Страница 1
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страниц 10

   
 
  
   

Пейзаж в работах
художников ТПХВ



Полдень.
В окрестностях Москвы,
Иван Шишкин, 1869

   
Пейзажная живопись в Товариществе. Художники-пейзажисты

В поле зрения настоящей главы входит творчество Куинджи до 1882 года, когда он внезапно, в апогее славы, закрывает двери своей мастерской для зрителя и больше никогда не показывает свои произведения на выставках.
Писем и других архивных данных, касающихся Куинджи, сохранилось очень мало. Куинджи - грек по национальности и, как большинство передвижников, с детства познакомился с нуждой и невзгодами. Родился он в 1842 году в предместье Мариуполя. Мальчик рано остался сиротой. Отец его, он был сапожником, умирая, не мог обеспечить дальнейшую судьбу сына. Началась жизнь «в людях». Рано проснувшаяся страсть к живописи открывает перед Куинджи цель, волю к жизненной борьбе. Он пытается стать учеником Айвазовского. Но эта попытка кончается неудачей. Пройдя через ряд испытаний, юноша становится, как некогда и Крамской, ретушером. Это новая в то время профессия сравнительно неплохо оплачивается, и вскоре Куинджи собирает необходимую сумму для поездки в Петербург. Несколько раз, но безуспешно участвует он во вступительном конкурсе для поступления в Академию. Первое признание приносит ему картина «Татарская сакля в лунную ночь» (1868), принятая на Академическую выставку в тот самый год, когда молодой соискатель очередной раз потерпел неудачу на вступительном экзамене.
В начале 70-х годов Куинджи близко сошелся с Репиным и другими передвижниками. Несомненно, что в этот период он был так же увлечен революционно-демократическими идеями, как и его товарищи. В одном из своих писем Репину (в период пребывания последнего за границей) Куинджи приветствует решимость художника посвятить свое творчество народному благу.
В отличие от Шишкина или Клодта Куинджи - натура мятущаяся. Творческое развитие художника идет несколькими путями, то как бы параллельными, то скрещивающимися и расходящимися.
В начале 70-х годов авторитет Айвазовского для Куинджи уже пошатнулся. Это сказывается раньше всего в изменении круга его мотивов. Молодой художник переходит к сюжетам, гражданственный характер которых он подчеркивает даже названиями, - например, «Забытая деревня» (1874, Государственная Третьяковская Галерея). Эта картина и «Чумацкий тракт в Мариуполе» (1875, Государственная Третьяковская Галерея) были показаны на передвижных выставках. Выбор мотивов этих картин связан в известной мере с влиянием М.К.Клодта.
К числу ранних работ Куинджи этого круга относится кроме названных «Осенняя распутица» (1872, Русский музей). Как и в «Большой дороге» Клодта, мы встречаем в этих пейзажах хляби размытых дорог, запустение, скорбь тяжелой, безрадостной жизни. Написаны эти картины в пореформенные годы. Но это все та же нищая, деревенская Русь, которой пресловутое «освобождение» принесло неисчислимые бедствия. Однако по восприятию природы и по своему изобразительному языку молодой Куинджи далек от Клодта, с его твердой, ясной и холодноватой манерой. Обостренное восприятие пространства, его громадности, стихии воздуха, влажного тумана, вязких масс сырой земли, чувственная конкретность света - все это ближе к Васильеву и Саврасову. Образы, создаваемые Куинджи в этом цикле, патетичны. «Забытая деревня», возможно, навеяна художнику известным стихотворением Некрасова. В картине перед зрителем предстает нищая деревушка, затерявшаяся среди огромной пустынной равнины с размытой дождем почвой, нависшими над ней свинцовыми дождевыми облаками. Все это проникнуто ощущением безысходности и тревоги. Цветовая гамма картины построена на резких, диссонирующих тонах. Живописная манера - смелая, обобщенная. Целые плоскости написаны одной жидкой краской, поверх которой кое-где положены мазки других цветов (чаще всего - близлежащих). Настроением тоски, беспросветной жизни народа проникнута и картина «Чумацкий тракт в Мариуполе». Развивая в ней мотив ранней работы «Осенняя распутица», художник придает ему более эпическое звучание.
С середины 70-х годов в творчестве Куинджи намечаются новые тенденции, определившие своеобразие всего дальнейшего творчества художника. В пейзажах «Степь в цвету» (1875, Государственная Третьяковская Галерея), «Березовая роща» (1879, Государственная Третьяковская Галерея), «Украинская ночь» (1876, Государственная Третьяковская Галерея) и в ряде других работ этого периода наиболее полно выразились индивидуальные особенности дарования Куинджи - особенности, дающие возможность сразу отличить, узнать его произведения среди полотен его товарищей и современников. Но и эти картины при всех их отличиях от ранних работ никак не вмещаются в категорию камерных. Как и в ранних полотнах, в них расстилаются широкие просторы земли и неба. Им присуща, хотя по-иному, и, может, быть, еще сильней, органичнее выраженная, эпичность. Но, в отличие от таких картин, как «Осенняя распутица» или «Забытая деревня», вся художественная ткань названных произведений как бы излучает светлое, радостное мироощущение.
В изображении привольной степи, Днепра, залитых лунным сиянием хаток, чуть холмистой равнины, светлой березовой рощи, яркого солнечного полдня чувствуются внутренние органические связи с русской и украинской народной поэзией.
Куинджи ищет простые мотивы, наиболее доступные средства изображения. Так, в «Степи в цвету» членения по горизонталям придают композиции полную ясность.
Степь написана обобщенным, прозрачным зеленовато-фисташковым цветом. Поверх этого цвета художник с поистине детской радостью выводит на переднем плане крупные чашечки цветов, бабочек, пьющих их сладкие соки. Все это вносит в образы природы особую поэтичность.
Столь же неприхотлив по мотиву и другой пейзаж Куинджи «Украинская ночь» (1876, Государственная Третьяковская Галерея). Бездонное темно-синее небо, деревня, расположившаяся на пригорке, тихо дремлющие пирамидальные тополя - все это полно величавого и торжественного покоя. Плавность силуэтов, обобщенность форм, медлительность ритмов придают образу притихшей природы широкую напевность. Присущее картине ощущение торжественной тишины усиливается контрастом темного неба и почти черных теней на переднем плане с призрачным, зеленоватым светом луны и бледно-сумеречными тонами мазанок, вносящими в полотно сказочно-декоративное начало.

продолжение...



   Извините художников за рекламу:
  »  Продажа Бытовой химии оптом.


www.tphv.ru, 1869-2016. Товарищество художников - передвижников. Для контактов - info (a) tphv(dot)ru