На первую страницу   


    Рождение ТПХВ
Первая выставка
Развитие ТПХВ
Идейный облик
Творчество
ТПХВ и общество



Устав ТПХВ
Вступить в ТПХВ
Выставки ТПХВ
Бытовая живопись
Украинское ТПХВ
Бытописатели
Пейзаж в ТПХВ
ТПХВ в 1900-е
Статьи о ТПХВ



Члены ТПХВ:

Архипов А.Е.
Бялыницкий В.
Васильев Ф.А.
Васнецов В.М.
Васнецов А.М.
Ге Николай Н.
Дубовской Н.
Иванов С.В.
Жуковский С.
Каменев Л.Л.
Касаткин Н.А.
Киселев А.А.
Корзухин А.И.
Крамской И.Н.
Куинджи А.И.
Левитан И.И.
Маковский В.Е.
Маковский К.Е.
Максимов В.М.
Малютин С.В.
Мясоедов Г.Г.
Неврев Н.В.
Нестеров М.В.
Остроухов И.
Перов В.Г.
Петровичев П.
Поленов В.Д.
Похитонов И.П.
Прянишников И.
Репин И.Е.
Рябушкин А.
Савицкий К.А.
Саврасов А.К.
Серов В.А.
Степанов А.С.
Суриков В.И.
Туржанский Л.
Шишкин И.И.
Якоби В.И.
Ярошенко Н.

Хочешь увидеть свое имя в этом списке? Легко!


       
  
   

Страница 1
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12

   
 
  
   

Картины Федора
Васильева



Мокрый луг,
1872


Вид на Волге.
Барки,
1870


Рассвет,
1873

   
Юрий Дюженко. Творчество художника Федора Васильева

В картине Васильева «Оттепель» его стремление к простоте, правде и поэтизации обыденной сельской природы выражено настолько смело и убедительно, что его произведение воспринималось как вызов старым художественным взглядам. Это проявляется, например, в общем монументальном решении, в суровости и энергии настроения, в отсутствии декоративных эффектов. Не сразу была создана эта картина. Много и подолгу изучал Васильев зимнюю природу. Возможно, что это и послужило причиной простуды художника, что позднее привело к развитию тяжелой болезни.
Для своего времени картина Васильева явилась крупным событием в русском искусстве. И. Н.Крамской говорил, что петербургская публика и многие художники считали, что «Оттепель» за несколько месяцев «породила еще новых зимних пейзажистов на ту же тему». Васильев безоговорочно был признан одним из ведущих русских пейзажистов.
В 1871 году картина Васильева «Оттепель» получила первую премию на конкурсной выставке Общества поощрения художников. Еще до открытия выставки она была продана. Купил ее П.М.Третьяков для своей знаменитой галереи, где пейзаж находится и поныне.
Картина Васильева того же названия, которая украшает экспозицию Русского музея, - авторское повторение. Именно оно в числе сорока лучших произведений русских художников было послано на Всемирную выставку в Лондон в 1872 году, где было отмечено как одно из наиболее достойных. Лондонские критики, не очень щедрые на похвалы иноземцам, признавали все же, что английскому искусству недостает такого поэтичного пейзажиста, как автор «Оттепели».
Зима 1871 года, помимо творческой радости, принесла ему и большие неприятности. Васильеву было предписано отбывать рекрутскую повинность. В то время служба длилась безнадежно долго. Для молодого художника она означала бы полный разрыв с искусством.
Он получил временную отсрочку лишь после того, как его друзья - художники Крамской, Ге, Мясоедов и другие - внесли крупную сумму денег под залог. Окончательно уладить вопрос о рекрутской повинности удалось лишь после поступления в Академию художеств, ученики которой освобождались от военной службы.
Учеба в Академии не принесла Васильеву радости, так как он под влиянием Крамского и других художников демократического направления относился к ней резко враждебно. Антипатия Васильева к Академии художеств была несколько преувеличенной. Многие художники, а в их числе Крамской и Репин, смогли с успехом ее закончить, ни в чем не поступившись ни своей творческой оригинальностью, ни своими реалистическими и демократическими убеждениями. Но как бы там ни было, а учиться в Академии Васильеву долго не пришлось. В феврале он поступил туда, в марте получил официальное освобождение от рекрутской повинности, а уже в мае вынужден был оставить занятия в Академии и уехать из Петербурга.
Причиной тому была запущенная простуда, при слабых от природы легких и тяжелое нервное напряжение. Здоровье резко ухудшилось. «Простуда приняла упорный хронический характер, и в апреле появились зловещие признаки» туберкулеза. Уехал он в Харьковскую губернию, рассчитывая вернуться к осени. Но стало еще хуже, пришлось уехать в Крым.
За лето Васильев сделал много десятков рисунков, много этюдов и несколько картин, в этих работах художник отразил свои последние впечатления русской природы, которой больше ему не довелось увидеть. Эти материалы стали основой многих произведений, над которыми он впоследствии работал в Крыму.
В рисунках и этюдах Васильева 1871 года особенно часто встречаются изображения степной равнины и низменных заболоченных мест. Особенно сильно продвинулся художник в это лето в передаче влажного воздуха вблизи воды и в передаче листвы деревьев. Живописное изображение листвы в предшествующие годы было, пожалуй, самым слабым местом Васильева. Частенько рисунок кроны и ветвей бывал упрощенным, а цвет довольно условным. Теперь и листву Васильев научился писать так же широко и богато в смысле оттенков, как он писал небо и дали. В Крыму Васильев поселился в Ялте. Здесь прошли последних два года его жизни.
В Ялте Васильев мучительно переживал свое одиночество: живой и общительный юноша чувствовал себя чужим в модном курортном городке. Тоска молодого художника усиливалась еще и тем, что он покинул Петербург в разгар подготовки первой передвижной художественной выставки, в которой страстно хотел участвовать. «Много радости, но много и горя принесла мне эта выставка, - писал Васильев Крамскому вскоре после ее открытия. - Радости потому, что осуществилось то, в чем и я чуть-чуть был замешан, и горести оттого, что я сам не могу гнаться вместе с вами».
Большой моральной поддержкой для больного Васильева был приезд к нему И.Н.Крамского. Васильев заметно оживился и с новым увлечением стал работать. Крамской пробыл у Васильева около месяца, после чего они уже не встречались. Однако дружба их не заглохла; непосредственное общение заменила им переписка. Дружба двух больших художников, безгранично ценивших друг друга, была глубокой и прочной, несмотря на большую разницу в годах: Крамскому было близко к сорока, а Васильеву - едва за двадцать.
Дружба Крамского и Васильева принимала такие трогательные формы, что И.Н.Крамской, человек сдержанный, признавался Васильеву: «Жизнь моя не была бы такая богатая, гордость моя не была бы так основательна, если бы я не встретился с Вами в жизни» [...] Вы - точно часть меня самого, и часть очень дорогая, Ваше развитие - мое развитие. Ваша жизнь - отзывается в моей...» Главным достоинством этой удивительной дружбы была прямота и честность. Васильев не сразу понял существо новой и чужой для него крымской природы, которая долгое время казалась ему слишком пышной, слишком яркой и приторно красивой. Недостаточное знание крымской природы и некоторое предубеждение к ней в первое время приводило художника к созданию поверхностных картин, в которых иногда даже звучали фальшивые ноты. Явной неудачей, например, оказалась картина «Вид в Эриклике». Неудача усугублялась еще тем, что заказана она была одним из членов императорской фамилии, побывавшим в мастерской Васильева, и отказать было невозможно. Васильев был вынужден в короткий срок написать картину больших размеров, изображавшую аляповатый и скучный царский дворец в Ливадии, который расположен был на голом неинтересном для живописи месте. От художника требовалось изобразить указанное ему место с фотографической точностью, в «приятном» для особ императорской фамилии виде.

продолжение...



www.tphv.ru, 1869-2016. Товарищество художников - передвижников. Для контактов - info (a) tphv(dot)ru