На первую страницу   


    Рождение ТПХВ
Первая выставка
Развитие ТПХВ
Идейный облик
Творчество
ТПХВ и общество



Устав ТПХВ
Вступить в ТПХВ
Выставки ТПХВ
Бытовая живопись
Украинское ТПХВ
Бытописатели
Пейзаж в ТПХВ
ТПХВ в 1900-е
Статьи о ТПХВ



Члены ТПХВ:

Архипов А.Е.
Бялыницкий В.
Васильев Ф.А.
Васнецов В.М.
Васнецов А.М.
Ге Николай Н.
Дубовской Н.
Иванов С.В.
Жуковский С.
Каменев Л.Л.
Касаткин Н.А.
Киселев А.А.
Корзухин А.И.
Крамской И.Н.
Куинджи А.И.
Левитан И.И.
Маковский В.Е.
Маковский К.Е.
Максимов В.М.
Малютин С.В.
Мясоедов Г.Г.
Неврев Н.В.
Нестеров М.В.
Остроухов И.
Перов В.Г.
Петровичев П.
Поленов В.Д.
Похитонов И.П.
Прянишников И.
Репин И.Е.
Рябушкин А.
Савицкий К.А.
Саврасов А.К.
Серов В.А.
Степанов А.С.
Суриков В.И.
Туржанский Л.
Шишкин И.И.
Якоби В.И.
Ярошенко Н.

Хочешь увидеть свое имя в этом списке? Легко!


       
  
   

Страница 1
Страница 2
Страница 3
Страница 4

   
 
  
   

Картины Василия
Перова



Тройка. Ученики
мастеровые
везут воду,
1866


Портрет писателя
Достоевского,
1872


Сельский крестный
ход на Пасхе,
1861


Старики-родители
на могиле сына

   
Вадим Ольшевский. Творчество Василия Перова

Отец был образованным человеком, не чуждым художественным наклонностям, и всячески поддерживал в сыне пробуждающиеся ростки дарования. А потом последовала школа живописи в близлежащем Арзамасе. То было первое в России частное художественное учебное заведение, основанное педагогом-энтузиастом Ступиным, который выискивал одаренных людей, в том числе из крестьян-крепостных, и давал им начальные наставления в искусстве. И не зря говорили тогда: «Арзамас-городок - то Москвы уголок»,- пришло время, и юноша Перов перебрался в Москву, в Училище живописи и ваяния.Впоследствии, спустя много лет, он вернулся в это училище профессором, общепризнанным кумиром молодежи, и его таланту, обаянию художника-педагога стали обязаны многие из тех, чьи имена украсили затем наше искусство, и расцвет училища оказался связан именно с педагогической деятельностью Перова. Вот рассказ одного из его питомцев: «...Перов сделался нашим общим любимцем в школе. Он скоро сошелся с учениками, вошел в нашу жизнь и наши интересы. Не раз целыми часами беседовал Перов с приходившими к нему учениками, забывая даже при этом свою работу, а ученики после этих бесед чувствовали, как перед ними шире раскрывается горизонт и как в душе их загоралась новая вера и в искусство, и в самого себя...» Училище стало при Перове центром передвижничества в Москве, ученические выставки, которые устраивались по его инициативе, смыкались с передвижническими. А имена выучеников Перова говорят за себя - это С.Коровин, А.Архипов, А.Рябушкин, М.Нестеров, Н.Касаткин, то есть именно те, кто с честью продолжил потом традиции идейного реалистического творчества. И много лет спустя Михаил Васильевич Нестеров, уже знаменитый, прославленный художник, писал о Перове, как он оставил в учениках свое искусство и в нем свое большое сердце. Но все это стало потом, а в пору ученичества самого Перова состав учителей не блистал преподавательским даром и личным творческим примером, и иными путями шло духовное, художественное взросление Перова.
Всего хлебнул в юности художник: и бедности и бездомья. Не потому ли понятней становились ему все те, кто пришел потом в его картины? А жизнь была подлинной школой, и Перов мог бы повторить слова своего предшественника, Павла Федотова: «Моего труда в мастерской немного... Главная моя работа - на улицах и в чужих домах. Я учусь жизнью. Я тружусь, глядя в оба глаза. Мои сюжеты раскиданы по всему городу, и я сам должен их разыскивать...» Острая социальная тенденция, реалистическая трактовка типов, характеров, ясное прочтение сюжета, почерпнутого из жизни,- вот цели, которые ставил художник. Рассказывают, что, показывая эскизы товарищам, он первым делом допытывался, понятен ли, наглядно ли разработан сюжет, насколько ясно прочитывается картина, видна ли мысль, и снова и снова углублял психологические задачи, и человек, душевное состояние человека, его социальная обрисовка были ему всего важнее. С первых же картин пришел к нему успех. Они говорили о безответности крестьянина и о нравственном убожестве мелкого чиновника, к тому времени разительно высмеянного в литературе, но сатирическому дару художника еще предстояло развернуться в полную силу. «Сельский крестный ход на пасхе» - вот картина, которая по-боевому встала в строй обличительного искусства шестидесятых годов, призвавшего себя произнести приговор над явлениями социальной жизни, быть судьей и учителем общества. Вслед за «Проповедью на селе», где наглядно, в лицах была показана та пропасть, которая отделяла рваные мужицкие армяки от довольного и ленивого барства, художник поднялся к осуждению самих устоев господствующего строя. «Самодержавие, православие и народность»,- звучало в ту пору с правительственных верхов, и своей картиной Перов прямо заявил: вот оно, смотрите, какое оно есть, казенное российское православие! Неспроста показанную на выставке картину поспешили убрать с глаз долой, хотя пользовалась она у публики колоссальным успехом, а Третьякову, купившему картину, было велено не выставлять ее и не воспроизводить в печати. Перову предстояла в ту пору заграничная поездка, но «Перову вместо Италии как бы не попасть в Соловецкий»,- писал Третьякову один из друзей художника.
И надо всем в картине, в прямом и переносном смысле, тяжкое, низко нависшее небо этой убогой жизни, которой состраждет художник, ее беспросветной темноте. Наступает тот момент, вырастает та грань, когда кончается смех - над пьяным попом, над всем этим недостойным зрелищем - и приходит гнев. Да, для нас все это история, но вот вы живете в шестидесятых годах прошлого века, это о вас сказано Чернышевским - вы правильно думающий и действительно порядочный человек, коего реальный образ мыслей и нравственная порядочность зовут к нетерпимости перед лицом социального зла,- в каком направлении поведет вашу мысль картина Перова? В том и сказалась революционная направленность картины. И сказалось еще то, что казенное православие - оно лишь как застойная тина в народной жизни, и не в том будущность России, чтобы искать выявления русского национального характера на путях религиозности и жертвенного смирения. Нет, смирение - это пьяный поп и духовное убожество, и не смирение, а гнев, здоровое осознание своих сил нужны России, ждущей обновления. Тем самым в картине Пероза отозвался голос, который прозвучал у Некрасова, - «Ты и убогая, ты и обильная, ты и могучая, ты и бессильная, матушка-Русь!» - голос сына России. Продолжением «Крестному ходу» стало «Чаепитие в Мытищах». Подмосковные Мытищи по дороге в Троице-Сергиеву лавру славились своей родниковой водой, и истинные чаевники наезжали сюда ради самоварной утехи. Вот и в картине сановный служитель церкви услаждает себя чайком - прихлебывает с блюдечка, отдувается,- блаженствует, и все в нем говорит о сытости и довольстве. Но рядом нищий солдат-калека тянет к нему руку за подаянием.

продолжение...



www.tphv.ru, 1869-2016. Товарищество художников - передвижников. Для контактов - info (a) tphv(dot)ru